Ярлык на Владимирский престол (из книги Дмитрий Донской)

Дмитрий Донской / С.Ахматнуров. Ростов н/Д: Феникс, 2011. С.103 – 118:  ил. – (Наша история).

    Изнуряющая жара и нескончаемо долгий путь по степям, где невозможно  спрятаться в тени редких деревьев,  изрядно надоели: двадцатый дней московское посольство, возглавляемое митрополитом Алексием  в дороге! В первый раз князь Дмитрий Иванович отправляется в Орду, и тяжек казался путь, но не менее тяжела сама необходимость визита в Сарай! Более ста лет русские князья получали ярлык в Орде на княжение в своих отчинах. Так было и в этот раз. После неожиданной смерти батюшки, великого князя Иван II, прозванного «Красный», уже  два года Дмитрий на Московском престоле.  Северо-Восточные земли объединялись союзом трех русских княжеств: Московского, Суздальского и Тверского. Во главе союза стоял то, кто носил титул великого князя Владимирского; ярлык на княжение давался властителями Орды. Так случилось, что в годы правления Ивана   Красного  Суздаль и Тверь практически вышли из повиновения московскому князю. Слишком добрым и совершенно не властным  оказался батюшка Дмитрия, много вольностей позволял подручным князьям,  чем те умело воспользовались.

    В 1360 году некий Навруз, назвавшийся сыном царя Джанибека свергнув очередного сарайского правителя, провозгласил себя «ханом» и дал ярлык на великое княжение суздальскому князю Дмитрию Константиновичу.

    Не могли  смириться  бояре московские с таким решением. Слишком много теряла Москва, утратив главенство в северных княжествах, в том числе и возможность получения немалых доходов от сбора ежегодной дани в Сарай! Этой привилегией московские князья обладали со времен деда Дмитрия Ивановича – великого князя Ивана I, Калиты. Не мог допустить такого и митрополит московский -  святитель отец Алексий, фактически  ставший  опекуном малолетнего князя. Под его непосредственным руководством мальчик постигал науки управления государством. Митрополит готовил Дмитрия  к великой миссии объединения русских земель и говорил о необходимости возвышения Москвы.

    Алексий и возглавил посольство, отправившееся в Орду за ярлыком, когда на трон сел Мюрид.

    Они переправились через Волгу и  теперь двигались вдоль берега Ахтубы – одного из устьев, на которые делилась река. Наконец, перед усталыми путниками открылось долгожданное зрелище. С высокого холма они увидели  белокаменный город  с многочисленными домами на  берегу реки. С разных сторон подходили к нему дороги, по которым двигались повозки, пешие и конные люди. У причалов стояли  речные суда.

    Процессия остановилась. Решили отправить вперёд делегацию во главе с боярином  Александром Ивановичем  Морхининым. Следовало узнать обстановку в городе и сообщить о прибытии московского посольства. Дворцовые перевороты в Сарае становились обычным явлением, и неизвестно кто занимал царский трон…

    В свои одиннадцать лет Дмитрий не так  много городов видел, но все ранее виденные окружались хоть какими-то защитными сооружениями: стенами, глубокими рвами или высокими заборами. Ничего подобного здесь не было. Столица Орды не имела защиты…

    - Почему они не строят крепостной стены, отче? – с недоумением обратился он к митрополиту. – Огромный город беззащитен даже перед небольшим отрядом врага! Откуда такая беспечность?

    - Тут дело не в беспечности, княже. Никого не боятся татары, вот и не строят крепостей. Никто прежде не нападал на них.  Разве только теперь сами начали уничтожать друг друга.  Ну, да от этого стены не спасут, - усмехнулся митрополит. – Нет ничего страшнее внутренних распрей!

    - Так это же хорошо, что татары не могут меж собой ладить. Глядишь, мы и освободимся от ордынской зависимости!

     - Нельзя сказать точно, хорошо это или плохо сегодня…. С замятней в Орде и у нас порядка не стало. Вот и суздальский князь не по праву захватил ярлык на владимирский престол. Разве могло такое произойти при покойном царе Джанибеке?! Никто не знает, найдём ли мы правду теперь.

    Не вполне понял Дмитрий смысл сказанного митрополитом, но ещё больше почувствовал серьёзность нынешнего положения; возвращение великокняжеского ярлыка казалось непростым делом и в словах Алексия явно звучали сомнения…

    Прибыл гонец от боярина Морхинина, сообщив, что в Сарае по-прежнему сидит Мюрид, и процессия направилась в город.

    Сарай-Берке начало, которому сто лет назад положил хан Берке, уже полвека являлся  столицей Орды. Это огромный город  с населением более 100 000 человек. Сарай пересекали широкие улицы, разделявшие его на различные ремесленные или национальные кварталы. В центре возвышались   дворцы ордынской знати и купцов, построенные из кирпича и камня, украшенные цветными изразцами, покрытыми стеклянной глазурью. Тут и там стояли мусульманские мечети, которые начали  строить еще при Берке.

    Обилие домов из белого и самодельного красного камня, называемого здесь «кирпечь» поразили маленького Дмитрия! Каменными в московском княжестве были преимущественно храмы и монастыри, и лишь кое-где появлялись жилые сооружения  – дома московских купцов, вводившие архитектурные  новшества из стран, где они бывали. Но чтобы весь город строился из камня и глины?! Такого он ещё не видел...

    - Разве приятно жить в каменных домах, отче?

    - Конечно, нет! -  уверенно ответил отец Алексий. – Но где им в степи найти столько дерева, чтобы построить большой город? Вот и строят, из чего придётся.

    Так, за разговорами двигались они в русский квартал, где всегда останавливались посланники из Северо-Восточных княжеств. Многое поражало путников! Не только необычность архитектуры, но и внешность жителей, их одежды выглядели странными. Обратил он внимание на относительную пустоту улиц: несмотря на огромные размеры и обилие дворцовых сооружений город  казался безлюдным.

    - Почему так мало людей на улицах? - заинтересовался Дмитрий.

    - В жару ордынские вельможи предпочитают жить в своих летних юртах, что расставлены по всей близлежащей степи. Видать, тяжко пребывать в душных каменных помещениях летом. Город предназначен у них для зимних холодов: не привык степной народ жить в тесноте.

     Ещё одно поразило Дмитрия! Во многих местах на площадях  он увидел диковинные сооружения, из которых непрерывно струилась вода в большие  каменные чаши. К ним подходили женщины с глиняными  сосудами и набирали эту воду...

    - Откуда берётся  вода в них? - спросил он у боярина Морхинина, как у наиболее сведущего об Орде человека.

    - Это фонтаны. К ним вода поступает по обожженным глиняным трубам, проложенным под землей. По таким же трубам она уходит, - ответил боярин со знанием дела.

    - Это вместо колодцев…

    - Вместо колодцев, - согласился боярин.

    В русском квартале возвышался православный храм из белого камня. Здесь их встретил сарайский епископ с многочисленными служителями. Помолившись в церкви,  усталые путники отправились в гостевые дома для отдыха, а митрополит Алексий и епископ уединились для разговора. Епископ лучше других знал обстановку не только в Сарае, но и во всей Орде. Он сообщил о беспорядках и выражении недовольства нынешним правителем Орды. Не признавали за ним права на сарайский престол и отказывались из улусов  отправлять налоги (ежегодную дань). При таком положении дел вряд ли правитель мог долго удержаться у власти, а потому следовало спешить! Благо, много с собой взяли добра для подарков ордынским чиновникам и их женам.

    Тем не менее немало времени прошло со дня прибытия посольства в Сарай пока, наконец, они получили приглашение в царский дворец. Только этот дворец  был окружён высоким каменным забором, напоминавшим крепостные стены за которым виднелись сооружения; куполовидную крышу одного из них украшал голубой полумесяц.  Открыв массивные ворота, стража пропустила Дмитрия Ивановича и сопровождавшего его митрополита Алексия с боярами. Здесь они по достоинству оценили великолепие дворца, украшенного яркой росписью со сложным орнаментом синего цвета и позолотой. В саду с множеством цветов и фруктовых деревьев они увидели ставшие уже привычными фонтаны, только эти  изящные сооружения из мрамора значительно отличались от тех, что были в общегородском пользовании.

     Внутренние помещения дворца поразили Дмитрия мозаичными рисунками на стенах и каменных полах: красивые переплетения геометрических и напоминающих растения узоров чередовались арабскими надписями, как впоследствии ему рассказали, - изречениями из Корана. Зал приемов украшали многочисленные металлические зеркала с орнаментом по краям. В центре зала в высоком позолоченном кресле с красивой инкрустацией, восседал хан Мюрид. На почтительном расстоянии от него справа и слева стояли многочисленные сановники, с любопытством огладывая посланников. Наибольшего их внимания, пожалуй, привлекли подарки московитов: на  огромных подносах  внесли золотые, серебряные изделия, украшенные драгоценными каменьями, меха соболей, горностаев и прочее великолепие от которых загорелись глаза вельмож!

    Хан  сдержанно приветствовал князя и, обратившись к отцу Алексию, стоявшему рядом с Дмитрием, разрешил ему говорить.

    - Великий царь! Дмитрий Иванович, князь Московский, приветствует тебя и приносит поздравления с воцарением на престоле Великой Орды. Пусть счастье и благоденствие всегда сопутствуют твоему царству! Здоровье тебе, женам и детям твоим князь желает! Готов служить тебе впредь так, как служили его предки! Начиная с деда Дмитрия Ивановича – Ивана Калиты, Москва исправно собирала выход с северных княжеств и своевременно доставляла его в Сарай. И никогда прежде не случалось заминок.  А вот теперь ярлык на великое княжение у Дмитрия Суздальского, полученный неизвестно по какому случаю от Навруза. Просим устранить несправедливость и дать ярлык князю Московскому!

    Хан долго смотрел на маленького князя, как бы оценивая того, и спросил:

    - А не слишком юн князь для великокняжеского престола?

    - Молодость не порок, великий царь! Быстро проходит, - ответил митрополит.

    - А кто будет управлять, пока мал князь? – спросил хан тоном, который давал понять посланникам, что вопрос ярлыка уже решён и Мюрид не намерен оставлять его Дмитрию Суздальскому.

    - До вхождения его в возраст советами бояр будет управляться княжество.

    - Управлять может кто-то один, а «совет» ничем и никем не управляет! Разве что советует, - с ехидством заметил хан.

    - Так случилось, что мне пришлось стать за отца малолетнему князю. Мне пока и ответ держать, великий царь! – не обратив внимания на иронию, продолжил Алексий.

    - Что ж, мы подумаем, - ответил хан и дал понять, что на этом аудиенция закончена.

      Дмитрий Иванович, не зная татарского языка, не понимал разговор митрополита с царём. Ему не довелось жить в Орде, как приходилось это делать многим княжеским отрокам, чтобы приблизиться к ордынским царям и впоследствии беспрепятственно получать ярлыки на княжение; они были «гарантами» лояльности русских князей Сараю, в сущности -  заложниками.   Преждевременная кончина отца, а впоследствии и ордынская замятня со сменой «ханов» способствовали тому, что княжич избежал этой участи.

     По голосам и лицам окружающих Дмитрий почувствовал, что не зря они прибыли в Орду!  Когда же царь закончил, князь, по знаку Митрохина, заранее выученными татарскими фразами поблагодарил того за оказанный приём и пожелал многие лета царствования.  В ответ Мюрид благосклонно улыбнулся и, тем самым, ещё раз дал понять, что решение будет скорее положительным.

      Вскоре ярлык был получен, и посольство спешно покинуло Сарай, опасаясь очередного переворота.

***

    Путь домой казался не столь изнурительным, как в Орду. Даже лошади, будто почувствовав настроение людей, шагали бодрее. Тревожное ожидание и беспокойство, присутствовавшие в душе маленького Дмитрия на пути в Сарай, сменилось уверенностью и желанием скорейшего возвращения для благих дел, о которых не уставал говорить отец Алексий. Великокняжеский титул ко многому обязывал в отношениях с окружающими Москву княжествами, особенно c недружелюбной Рязанью!

    Отправляясь в Сарай, на ладьях рязанские владения миновали быстро, пересев на коней лишь в том месте Дона, где река приближается к Волге.

    Теперь же приходилось двигаться медленно на лошадях и подводах вдоль берега реки; предстояла неминуемая встреча воеводами Олега Рязанского. Хотя и была предварительно достигнута договоренность о прохождении посольства, но полной уверенности в безопасности не было...

                 До рязанских владений ещё далеко, и Дмитрий с интересом оглядывал  степь. Теперь он  замечал то, что укрывалось от внимания прежде. Так, с удивлением обнаружил дома татар, живущих в селениях, не очень отличавшихся от таковых в его отчине! Они были из дерева, камыша, некоторые обмазаны глиной, но неизменно огороженные деревянным частоколом или плетёным забором. От  одного из таких селений на берегу Дона к посольскому каравану подъехал отряд хорошо вооруженных, угрожающего вида всадников. Узнав, что за люди перед ними и куда направляются, отъехали, не задавая излишних вопросов почтительно кланяясь митрополиту и окружавшим его священнослужителям.

                 Одеты они по-летнему просто – в рубахи с вышивкой и широкие шаровары, украшенные лампасами. Их бритые головы, несмотря на жару, украшали черные бараньи шапки, из-под которых свисала  косичка или локон волос. Все без бород, но при усах. Самое удивительное - у многих  «татар» в разрезах рубах виднелись нательные кресты!

               Заметив недоумевающий взгляд Дмитрия, митрополит сообщил:

           - Это бродники, великий князь! Они православные и на Дону живут с давних времён. Зовут их ещё казаками. Весьма воинственные они и большую силу имеют. Мало кто может противостоять им в бою!

               - Почему знают по-русски?

               - Они хорошо говорят и по-татарски и по-русски, только речь их отлична от нашей, как ты, наверное, заметил.

               Встреча с бродниками произвела сильное впечатление на Дмитрия. Всё в них показалось удивительным: внешний вид, уверенность и достоинство с которым держались при встрече с путниками, речь, но более всего то, что оказались христианами!  Узнал он, что таких селений разбросано по степи великое множество!

                Без происшествий миновали и рязанские земли.

                Москва встретила возвращающееся посольство колокольными перезвонами и всенародным ликованием!  Благодаря великому провидению митрополит Алексий  добился в Орде грамоты,  согласно которой изменились права наследования во Владимиро-Суздальском княжестве, существовавшие со времён  Киевской Руси и способствовавшие бесконечным разделам, междоусобице в княжествах. С этих пор, подобно чингисидам в Орде, правами на   великокняжеский престол обладали только прямые наследники Ивана Калиты.

Об авторе Сабит Ахматнуров

Ахматнуров Сабит Садыкович. Родился в г.Иркутске. Врач-психиатр, кандидат медицинских наук, автор научных, научно-популярных, публицистических работ и статей. Второе образование "История искусства и этики" В 2011 г. в издательстве «Феникс», г. Ростов-на-Дону опубликована историческая повесть «Дмитрий Донской». В 2015 году в издательстве "Алгоритм" вышла книга "Аттила - повелитель гуннов", позволяющая читателю увидеть историю Евразии, начиная с III века до н.э. В 2015 г. в издательстве "Алгоритм" вышла ещё одна книга автора: "Распад тюркского каганата".
Запись опубликована в рубрике История России с метками Дмитрий Донской, рождение Московской Руси, Триста лет "татарского ига", ярлык на Владимирский. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий