Участие казаков в создании Московии

С распадом Золотой Орды в русских княжествах возникает острая необходимость в постоянных войсках, способных отражать набеги отдельных орд из осколков былой империи и противостоять усиливающейся агрессии литовских князей. Организацию постоянной армии московского государства связывают с началом княжения великого князя Василия Васильевича II Тёмного (1415 – 1462). При нём были образованы приказы для ведения делами княжества. В их числе Иноземный приказ, ведавший также и делами служилых казачьих войск, которые появились в середине XV века на границах Рязанского, Мещерского, Северского княжеств и несли службу по особым договорам.

Нашлась категория местного населения, отвечавшая условиям несения постоянной воинской службы, – боярские дети. Это дети обедневших или обезземеливших бояр. Они не принадлежали к разряду холопей и не обязаны были платить налоги, а принадлежность к свободному населению лучшим образом отвечало условиям привлечения их в постоянные нарочитые войска[1].

Другой категорией людей, соответствующих воинскому предназначению, стало множество татарских князей, кто со своими людьми из-за ордынских междоусобиц и гонений на веру предков со стороны правителей, принявших в XIV веке ислам в качестве государственной религии, переходил на службу русским князьям. Нечто подобное происходило в казачьих станицах. В обстановке безвластия к казакам присоединялись татарские отряды, не желавшие мириться с творившимся беспределом.

После смерти в Литве великого князя Витовта Рязань стала ориентироваться на Москву, признав ее старшинство. На границе с Московским княжеством возникло политическое образование Мещерский Юрт. «… Мещерский Городок и прилегающая к нему территория (будущее Касимовское ханство) располагались в той части Рязанского княжества, которая носила название «Мещерские места», «Мещера». Ее статус в договорных грамотах оговаривался особо. В 1437 г. в Золотой Орде произошел очередной переворот. Сарайский хан Улуг-Мухаммед был лишен престола Кучук-Мухаммедом… Василий II, будучи в это время великим князем московским, решил выйти из повиновения сюзерену, которому был обязан ярлыком, и выдворить хана за пределы Московского великого княжества. Его поход против Улуг-Мухаммеда закончился успешно, и 26 марта 1445 г. Василий II вернулся в Москву»[2].

    Летом того же 1445 г. Улуг-Мухаммед посылает на московского князя своих сыновей Махмуда и Якуба с войском: «…7 июля, в битве с сыновьями Улуг-Мухаммеда русское войско было полностью разгромлено, а сам Василий II, князь Михаил Андреевич и множество других князей, бояр и детей боярских попало в татарский плен…»[3].

В октябре хан отпускает Василия II и других пленников в Москву. Вероятно, одним из пунктов устной договоренности между Улуг-Мухаммедом и Василием была раздача русских городов «в кормление» татарам. Об этом свидетельствуют более поздние данные. Так, в феврале 1446 г. Дмитрий Шемяка обвинил Василия II в то, что тот привел на Русь татар: «…Чему еси татар привел на Рускую землю, и городы дал еси им, и волости подавал еси в кормление? А татар любишь и речь их паче меры, а крестьян томишь паче меры без милости, и злато и сребро и имение даешь татаром» [ПСРЛ, 4, 1915, с.443] [4].

Одним из них был сын Улуг-Мухаммеда, царевич Касим, которому и достался своеобразный «удел» Мещерский Городок на Оке.

    Татары или казаки наполнили московские улицы и предместья, сказать непросто. А.А. Гордеев о появившихся тогда в пределах Москвы казаках написал: «…На Москве зазвучала татарская речь, и складывалось впечатление, что она наполнилась татарами»[5].

Н.М. Карамзин называл их татарами[6].

    Выделение Городца царевичу Касиму было спсобом откупиться от Улуг-Мухаммеда.  Дань в Касимов платилась наравне с данью в Крым, в Астрахань, в Казань, как раньше платили русские княжества дань в Золотой Орде. То есть Касимовское ханство выступает как еще один наследник Золотой Орды, в совокупности с Большой Ордой, Крымским, Казанским, Астраханским и Сибирским ханствами[7].

И так, в Мещерский Городец с ордынским царевичем Касимом пришла масса татарских воинов, которых именовали городецкими или городскими казаками. Их потомков и будут называть  мещерскими татарами или мишарами.

     Нечто подобное наблюдалось при переездах на новое место жительства татарских царевн (малик). Уже упоминалось о гвардейцах ногайской царевны Сеюмбике, известных как «эчкенекелэр», или казаков внутренней службы в Казанском ханстве[8].

    Другой сын Улуг-Мухаммеда, царевич Махмуд стал первым ханом Казанского ханства[9].

Постепенно, с усилением Московского княжества зависимость формирующегося русского государства от Большой Орды, обусловленная ситуацией 1445 г., снижалась, но московское правительство не упразднило Касимовское ханство. Касимовские правители использовались как претенденты на престолы других татарских ханств, а их воины привлекались для проведения экспансионистской политики Москвы. «…  На «казанской украине» и на Волге сторожевую службу и «поручили» касимовским татарам («городецким казакам»), т.е. отрядам касимовских султанов, стоявших в Городце (Касимове). «Городецкие казаки» не только охраняли границу и перехватывали посольства из Казани в Крым и обратно, но и сами предпринимали нападения на татарские «улусы»[10].

    Как можно заметить, Московия медленно, но верно становилась политическим наследником Золотой Орды, к чему и стремилась русские князья. Под пеленою Золотой Орды возрастало Русское государство[11].

К 1480 г. Москва окончательно осознала все плюсы нахождения на службе представителей золотоордынской династии. Об этом свидетельствует и грамота Ивана III к крымскому хану Менгли-Гирею, где русский государь предлагает в случае каких-либо неприятностей на родине хана убежище в Московском государстве[12].

    Стоит отметить, американские историки Э.Кинан, Я.Пеленски, О.Прицак, Р.Пайпс, Д.Островски и др. историю позднезолотоордынских государств рассматривали в тесной связи с происхождением российской государственности. В работах этой группы историков был выдвинут тезис о принадлежности Московии XV–XVI вв. к системе государств-наследников Золотой Орды и ее причастности к татаро-монгольской политической культуре[13].

    Получается, американские историки поддержали идеи великих русских евразийцев начала прошлого века об ордынских корнях Московской Руси, а в современной России продолжают их игнорировать, хотя и у нас было немало исследователей, кто писал о том же: «…Стремление Москвы овладеть землями Джучиева Улуса и таким образом стать наследницей этого государства достигло своего апогея к середине XVI в. Взятие Казани в 1552 г. и подчинение Астрахани не остановили московское правительство. На очереди стоял Крым»[14].

Русским евразийцам Россия представлялась не продолжением Киевской Руси[15], а как наследница великих ханов, где сочетались оседлая и степная стихии. В её истории тюркские (туранские) племена играли первоначально гораздо более значительную роль, чем восточные славяне[16].

Казаки стали главной воинской силой в растущем Московском государстве. Вопрос, сколько в их предках было от тюрок огузов (гузов, торков), берендеев, половцев, черкасов, хазар, татар, а также других степных народов и сколько от древних русов, остаётся открытым. Но никого из перечисленных народов не назовёшь исключительно земледельцами и горожанами. Из вождей кочевников и русов формировалась воинская аристократия Московии!

На наследство Золотой Орды претендовала и Османская империя со своими интересами в Крымском, Казанском и Астраханском ханствах, а также Великое княжество Литовское с Польским королевством. Попытки Литвы захватить Москву предпринимались неоднократно, и совсем неслучайно в 1382 году московских мятежников возглавлял литовский князь Остей, «случайно оказавшийся в Москве»

  Для нас важно, что касимовских татар называли городецкими казаками. Авторы Казачьей энциклопедии причисляли городецких казаков к тем, кого впоследствии именовали городскими казаками: «…Вероятно, к городовым можно причислить и тех казаков, которых летописи и акты середины XV в. называют городецкими или рязанскими»[17].

    Городецкие и рязанские казаки стали первыми служилыми казаками Московии. Их же называли служилыми татарами, служилыми людьми. И здесь начинают проявляться явные несоответствия в освещении истории казаков и татар времен распада Золотой Орды. Вот что писал А.А. Гордеев: «…Каждый хан, уходя из-под власти Главного хана, уводил с собой племенной состав и часть войск, в числе которых значительное количество было казаков. К началу XV столетия, по историческим сведениям, которые до последнего времени составляют загадку для историков, во всех образовавшихся ханствах были казаки. Казаки были при ханах Астрахани, Сарая, Казани и в значительной части при крымских ханах»[18].

По записям «Иноземного Приказа» в 1444 г., ещё до пленения великого князя Василия II татарами, казаки отражали нашествия царевича Мустафы, вторгшегося в пределы Рязанского княжества: «…С одной стороны наступили на него воеводы московские с конницею и пехотою, вооруженною ослопами, или палицами, топорами, и рогатинами; с другой рязанские казаки и мордва на лыжах, с сулицами, копьями и саблями»[19]. То есть в Рязанском княжестве уже служили казаки. И это не удивительно, если вспомнить, что после Тимурова погрома в 1395 -1396 гг. с Дона на север устремилась масса казаков.

А.А. Гордеев называл три категории постоянных служилых войск  Московского государства. Первую категорию составляли части «городских казаков» из бездомного люда, бежавшего из ордынских владений. Они находились в полном подчинении местных князей и воевод, несли службу по охране внутреннего городского порядка и дозорную – по охране границ со стороны Поля. Часть их составляла войска личной княжеской охраны. Вторая категория служилых войск состояла из казачьих войск, поступавших на пограничную службу окраинных русских княжеств, Рязанского и Мещерского, и состояла под властью этих правителей. Третью категорию постоянных войск составляли части так называемых боярских детей[20].

Во второй половине XV века о казаках Золотой Орды практически перестают упоминать. Часть их перешла в Литву, в Крымское ханство, большая часть – в Московское государство, в т.ч. в Касимовское ханство. Исключением были оставшиеся независимыми казаки на Нижнем Дону, в  Приазовье и на Северном Кавказе.

В 1460 г. прекратила деятельность и Сарско-Подонская епархия, перенесенная в Москву где епископ Вассиан учредил кафедру в Крутицах. С тех пор владыки стали именоваться архиепископами и митрополитами  Крутицкими, сохраняя старый титул епископов Сарайских и Подонских. Москва официально становится центром, откуда осуществляется руководство духовной жизнью православных казаков. Это политическое решение иерархов Церкви недооценивается историками, но свидетельствует о многом, в первую очередь о переносе духовно-культурного центра большей части казаков и татар-христиан из Сарая в Москву.

После смерти Василия II в 1462 г. великим князем Московским становится Иван Васильевич III, продолживший организацию постоянного войска.  Уже в 1467 г. его войска под командованием казачьего атамана Ивана Руды захватили Казань, но вынуждены были ее оставить. И значительную, если не большую, часть его войска составляли казаки, или татары на службе Московского князя.

В 1470 г. Иван III направляет войско для покорения Новгорода.

«…14 июля московские воеводы, несмотря на огромную разницу в числе войска (у них было немного более 4 000, а у новгородцев до 40 000), решились вступить в битву: ратники их переправились через реку и ударили на новгородцев, которые не выдержали натиска и побежали; по новгородским же известиям, новгородцы прогнали москвичей за Шелонь, но западная рать татарская внезапно ударила на них и решила дело в пользу войск великокняжеских»[21].

Сергей Михайлович Соловьев назвал западную рать, решившую исход битвы, «татарской». Но мы уже видели, не было особой разницы между служилыми татарами и  служилыми казаками Москвии тех времен. Важнее то, что бывшая ордынская конница даже при значительном превосходстве сил противника способна была решить исход боя в свою пользу. Не могли новгородские дружинники из крестьян и ремесленников противостоять профессиональным воинам из кочевников[22].

С началом правления Ивана Васильевича IV, прозванного «грозным» или «ужасным», заканчиваются основные реформы внутреннего порядка и вооруженных сил. В 1552 г. армия «нарочитых» войск составляла: 20 000 царского полка, 20 000 стрельцов, 35 000 конница боярских детей, 10 000 дворян, 6 000 городских казаков, до 15 000 донских, гребенских и яицких казаков и 10 000 татарской конницы[23].

Личность Ивана IV Грозного, его вклад в строительство Московского государства по-разному оценивается историками. Одни клеймят его тираном и душегубцем, другие называют великим русским царем. Так, Вячеслав Манягин считает, что Иван Грозный был выдающимся мыслителем и правителем, который своими решительными действиями сумел подавить заговор части правящей элиты, ориентированной на подчинение России католической Церкви и Западу. Последствия Смутного времени были бы для России гораздо серьезнее, если бы Иван IV не ослабил влияние западников, уничтожив верхушку самых активных сторонников перехода в подданство к польскому королю[24].

Важно и то, что отношение первого российского царя к казакам было разумным и терпимым относительно проявлений казачьей вольности. Тогда как после его смерти грубые попытки ограничить их волю во многом стали причиной поддержки казаками самозванцев, претендовавших на московский престол.

[1] Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. С. 71.

[2] ПСРЛ. 26. 1959. С.197; 4. 1915. С.454; Рахимзянов Б. Касимовское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 150 – 156.

[3] ПСРЛ. 15. 1863. С. 492; Новгородская первая летопись. 1950. С.426; Рахимзянов Б. Касимовское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 150 – 156.

[4] Рахимзянов Б. Там же.

[5] Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. С. 75.

[6] Карамзин Н.М. История государства Российского: в 4 кн. Кн. 2. Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. С. 293 – 360.

[7] Рахимзянов Б. Указ соч. С. 150 – 156.

[8] Глухов М.С. Нагайбаки — гвардейцы Сеюмбеки //Татарская электронная библиотека.

[9] Бахтин А.Г. Образование Казанского и Касимовского ханств. Йошкар-Ола, 2008. С.140, 231; Аксанов А. Казанское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв.   Казань, 2014. С. 146 - 150.

[10] Каргалов В.В. На степной границе: Оборона «крымской украины» Русского государства в первой половине XVI столетия. М., 1974. С. 37, 75; Рахимзянов Б. Касимовское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 150 – 156.

[11] Вернадский Г.В. Начертание русской истории. М. : Алгоритм, 2014. С. 315.

[12] СГГД. Ч. 5. С.2; Рахимзянов Б. Касимовское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 150 – 156.

[13] Петухов А.В. Восточная политика России в середине XVI в. в англо-американской историографии:  автореф. дис. канд. ист. наук. Казань, 2003; Булат Рахимзянов. Касимовское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 150 – 156.

[14] Сочинения князя Курбского. Т. 1. СПб., 1914. С. 238 – 240; Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией: вторая половина XVI – 30-е годы XVII в. М., 1963. С. 196 – 198; Зайцев И.В. Астраханское ханство; Ин-т востоковедения РАН. 2-е изд., испр. М. : Вост. лит., 2006. С. 172.

[15] О существовании легендарной Киевской Руси свидетельствует лишь один письменный источник «Повесть временных лет», а термин «Киевская Русь» входит в употребление, начиная с XVIII в.

[16] О туранском элементе в русской культуре // Евразийский временник / под ред. П.Н. Савицкого, П.П. Сувчинского, Н.С. Трубецкого. Берлин, 1925. С. 351 – 377; Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана: Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока. М.: Алгоритм; Эксмо, 2012. С. 218 – 242.

[17] Энциклопедия казачества. 2015. С. 122.

[18]Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. С.  74.

[19] Карамзин Н.М. История государства Российского: в 4 кн. Кн. 2. Ростов-на-Дону:Феникс, 1997. С. 328.

[20] Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. С. 75 – 76.

[21] С.М. Соловьев. История России с древнейших времен.  С. 165.

[22] Вот что значило для Московии привлечение ордынской (казачьей) конницы в формировании регулярных войск. И как называть знающих это современных историков, объявляющих тех татар врагами русского народа?!

[23] Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. С. 113.

[24] Иван Грозный. Государь  / сост. и прим. В.Г. Манягина; отв. ред. О.А. Платонов. 2-е изд. М.: Ин-т русской цивилизации; Родная страна, 2012.

Отрывок из книги "Казаки Золотой Орды"  см.https://www.litres.ru/sabit-ahmatnurov/kazaki-zolotoy-ordy/?lock_main=26119301&track=from_main

Об авторе Сабит Ахматнуров

Ахматнуров Сабит Садыкович. Родился в г.Иркутске. Врач-психиатр, кандидат медицинских наук, автор научных, научно-популярных, публицистических работ и статей. Второе образование "История искусства и этики" В 2011 г. в издательстве «Феникс», г. Ростов-на-Дону опубликована историческая повесть «Дмитрий Донской». В 2015 году в издательстве "Алгоритм" вышла книга "Аттила - повелитель гуннов", позволяющая читателю увидеть историю Евразии, начиная с III века до н.э. В 2015 г. в издательстве "Алгоритм" вышла ещё одна книга автора: "Распад тюркского каганата".
Запись опубликована в рубрике История России с метками Золотая Орда, Казаки, Наследники Золотой Орды, рождение Московской Руси. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий