ЗАПАДНИКИ И СЛАВЯНОФИЛЫ ПРОТИВ ЕВРАЗИЙЦЕВ

   ЗАПАДНИКИ И СЛАВЯНОФИЛЫ ПРОТИВ ЕВРАЗИЙЦЕВ

( вопросу о национальной идее России)

 

Идиологемы об извечной борьбе со степняками и татаро-монгольском иге, согласно которым русские победили татар и смогли построить свое государство лишь благодаря передовым и гуманным западноевропейским народам, до сих пор бытуют в качестве «общенациональной идеи» среди российских политологов и в средствах массовой информации. Разрушаются уже остатки провозглашенного на заре советской власти интернационализма. Хотя и он был только декларацией. В советских учебниках по истории прослеживалось явное пренебрежение к предкам многих ее граждан. Не приветствовали советские авторы, например, историю самого могущественного средневекового государства - Золотой Орды, наряду с историей Великого княжества Литовского, Волжской Булгарии и др., чьи потомки составляли половину населения СССР[1].

Особый интерес в этой связи представляет Волжская Булгария. Ее народ с приходом войск хана Батыя утратил не только свою государственность, но даже потерял этническое наименование «булгары». В России их стали называть татарами. Так булгар можно называть, но признав, что они являлись потомками гуннов. Известный английский ученый и дипломат XIX в. Эдвард Паркер к великим татарам прошлого относил всех всадников, стреляющих из лука, в т.ч. гуннов[2]. После распада европейской державы гуннов в Северном Причерноморье возникла Великая Болгария, народы которой впоследствии разделились на дунайских, кавказских и волжских болгар.

Великороссам  отказали в наследии тем, кого называли «монголами», в наследии тюрок, древних русов, гуннов и скифов. Взамен предложили называться славянами[3]. В результате многие восточноевропейские народы стали братьями русскому народу, а башкиры, татары, узбеки, казахи, туркмены, кыргызы, евреи, кавказские и многие другие народы бывшего СССР – небратьями! Более того, российские историки, например С.М. Соловьев, вслед за таковыми в Западной Европе, делили граждан империи на народы исторические, цивилизованные и варварские, неисторические[4]. Советские историки по умолчанию продолжили подобное разделение. С такой идеологией распад СССР был неизбежен.

Идеи основателей и сторонников русского евразийства Георгия Владимировича Вернадского (1887 – 1973), Петра Николаевича Савицкого (1895 - 1968), князя Николая Сергеевича Трубецкого (1890 – 1938), Ахметзаки Валиди Тугана (1890 – 1970), Льва Николаевича Гумилева (1912 - 1992) и др. о единых корнях Московской Руси и Золотой Орды не были приняты: «…Из Киевской Руси и не могло развиться никакого мощного государства, и представление о том, будто бы позднейшее русское государство есть продолжение Киевской Руси, в корне неправильно.…И в этом необходимо отдать себе отчет при признании исторической России фактической преемницей государства Чингисхана»[5].

И вовсе не случайно на Западе считали и считают поныне, что современные русские – это вчерашние татары[6]. Но романовские историки совершили невероятный кульбит. Чтобы представить Московию «европейской державой», отказали ей в  ордынском прошлом! Триста лет истории были практически закрыты для изучения. Из-за чего возникла двойственность и противоречивость в оценках многих исторических событий.

Особенно активно сторонники европейского пути развития России начали высказываться в литературе вскоре после периода застоя, вызванного репрессиями против участников восстания на Сенатской площади в 1825 году и им сочувствующих. Типичный представитель западников А.И. Герцен характеризовал те времена так: «Нравственный уровень общества пал, развитие было прервано, все передовое, энергическое вычеркнуто из жизни. Остальные – испуганные, слабые, потерянные – были мелки, пусты; дрянь александровского поколения заняла первое место; они мало-помалу превратились в подобострастных дельцов, утратили дикую поэзию кутежей и барства и всякую тень самобытного достоинства; они упорно служили, они выслуживались, но не становились сановитыми. Время их прошло»[7]. В появлении различных кружков, где происходили философские дискуссии и живое обсуждение путей развития России, он увидел естественный ответ на глубокую внутреннюю потребность тогдашней жизни - «Россия начала приходить в себя»[8].  Среди их участников называются Белинский, Огарев, Станкевич, Грановский, Боткин, Катков и др.

Хотя правительство продолжало бороться с вольнодумием, но участников дискуссий уже не казнили и реже отправляли на каторжные работы, ограничиваясь более мягкими наказаниями – ссылками в провинциальные городки. После чего кто-то отказывался от продолжения борьбы, кто-то менял свои взгляды, но оставалось немало тех, кто начинал высказываться еще более решительно и бескомпромиссно, хотя чаще вдали от России, куда вынуждены были уехать. В ссылке побывал и Герцен.

Западникам противостоял лагерь сторонников особого, славянского пути России: «…Был еще другой круг, сложившийся во время нашей ссылки, и был с ними в такой же чересполосице, как и мы; его-то впоследствии назвали славянофилами. …Аксаковы, Самарин примкнули к славянам, то есть к Хомякову и Кириевским, Белинский, Бакунин – к нам. Ближайший друг Станкевича, наиболее родной ему всем существом своим, Грановский, был нашим с самого приезда из Германии»[9].

Не останавливаясь подробно на том, кто и когда примкнул к кружкам западников или славянофилов, так как те и другие, на наш взгляд, по сути, являлись западниками, придерживаясь принятой к тому времени официальной истории России по Н.М. Карамзину, С.М. Соловьеву. Начав историю с борьбы со степными варварами от второй половины IX в. последний летописец и первый историк России Николай Михайлович Карамзин (1766 – 1826)[10], как в последующем и Сергей Михайлович Соловьев (1820 - 1879), отказались от освещения истории древних государств Евразии. Они отсекли от нас историю Золотой Орды, тюркских каганатов, империи гуннов и скифских царств. В сущности, представили историю России деревом без корней. Написав ярким литературным языком с богатым информативным материалом прекрасные произведения, великие русские историки сами остались в плену заблуждений относительно древних евразийских государств, что стало причиной возникновения того, что можно называть исторической шизофренией.

Русских заставили стыдиться своего прошлого. Взгляд на Россию и русский народ только как на материал для создания могущественной европейской державы, который надо палкой научить быть европейцами, с презрением ко всему, что было ранее, был положен Петром I. В России эпохи европеизации никто не чувствовал себя в своем доме, писал князь Н. С. Трубецкой: «…Одни жили как бы под иноземным игом, другие – как бы в завоеванной ими стране или в колонии… Изуродование русского человека привело к изуродованию самой России»[11].

В советские времена историческая шизофрения достигла, как принято говорить в медицине, разгара болезни. Идеологи называли советский народ великим и могучим, одновременно превознося западную цивилизацию, куда прорубил окно Петр I. Но можно ли, находясь в здравом уме и ясной памяти называть кого-то великим, могучим и… отсталым?! Называли народы СССР братьями, где степные предки половины его граждан признавались извечными врагами русского народа. Что это, как не шизофрения?! Во второй половине XX века «болезнь», наряду с собственным уничижением, преклонением перед Западом, достигла критического уровня и государство распалось.

Татаро-монгольским игом, якобы затормозившим развитие России, объясняли отсталость русского народа от цивилизованной Европы. Но городская и земледельческая культура, например, Волжской Булгарии или Хорезма в X – XIII вв. была выше таковых в Европе. А в российских учебниках по истории практически не найти сведений о богатстве и роскоши городов Золотой Орды, одеждах и быте её аристократии. Когда же читателям предлагают судить о народе, основываясь на зарисовках из жизни беднейших его слоёв, часто складываются извращённые представления о стране. Так сегодня по репортажам из глухих заброшенных деревень со спивающимся мужским населением и по нищим с городских свалок на Западе судят о России. В том числе в «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина красочно отражены самые неприглядные стороны жизни татар монгольской империи, почерпнутые из работ европейцев Плано Карпини и Гильома де Рубрука с игнорированием тех картин, которые свидетельствовали об ином.

Возьмем сведения об общественной гигиене городов Золотой Орды, где были обычным явлением городские общественные бани из камня с подогревом полов и общественные же туалеты[12]. В западноевропейских городах подобное отсутствовало вплоть до XVIII века!

В том числе и поэтому, когда от пандемии чумы XIV в., унесшей жизни половины населения Европы, менее всех пострадали жители Золотой Орды. Хотя оттуда она началась. В 1344 г. хан Джанибек, поверив слухам о готовящемся сговоре венецианцев и генуэзцев против него в колониях Крыма, отправил войска на штурм практически неприступной крепости Кафы (Феодосия). После долгой и безуспешной осады ханский беклярибек Могул-Буга решился на крайнюю меру, применив «бактериологическое оружие»: «…Через крепостную стену с помощью катапульты было переброшено тело человека, умершего от чумы. Естественно в жаркое время года в тесном и не очень чистом городе сразу вспыхнула эпидемия. Многие из осажденных, стойко выносившие осаду и штурмы, в страхе перед болезнью бежали в метрополию – в Венецию и Геную. Однако среди беглецов оказались уже зараженные, которые принесли страшную болезнь в Европу. Так началась эпидемия чумы 1348 – 1349 гг., выкосившая, по некоторым сведениям, до 60% европейского населения. Чуть позднее, в начале 1350-х гг., она вернулась и прошлась по Руси: именно тогда умер великий князь Семен Иванович Гордый – как и многие другие князья вместе с большим количеством своих подданных. Примечательно, что в самой Золотой Орде чума принесла куда меньше бед: ее города были более чистыми и менее густонаселенными, в степях же население было еще реже» [13]. 

То же и об увиденных путешественником, посланником и разведчиком папы римского, Марко Поло бумажных деньгах, неведомых тогда европейцам: «…Приготовят бумажки так, как я вам описал, и по приказу великого хана распространяют их по всем областям, царствам, землям, всюду, где властвуют, и никто не смеет, под страхом смерти, их не принимать. Все его подданные повсюду, скажу вам, охотно берут в уплату эти бумажки, потому что, куда они не пойдут, за всё они платят бумажками: за товары, за жемчуг, за драгоценные камни, за золото и за серебро; на бумажки всё могут купить и за всё ими уплачивать; бумажка стоит десять безантов [арабских динаров], а не весит ни одного»[14].

     Кроме введенных в оборот бумажных денег, в 1311 гг. хан Токта  в Улусе Джучи проводит грандиозную денежную реформу для унифицирования её монетной системы. С этой целью все выпущенные в предшествующие годы монеты были запрещены и введена новая серебряная монета одного типа с устойчивым весом, имевшая хождение до второй половины шестидесятых годов  XIV в. Это в значительной мере способствовало расцвету экономики Золотой Орды[15].

Тогда же появились изображения двуглавого орла, более похожего на дракона с двумя головами.

Важнейшей статьёй экономики Золотой Орды был сельскохозяйственный экспорт, включая пшеницу. Сей факт ордынской истории старательно умалчивался в российской историографии[16]. Вероятно, это не согласовывалось с формируемыми в России представлениями исключительно кочевого уклада Золотой Орды. Тем не менее, известно, что как только из-за внутренних междоусобиц сокращалась торговля Орды с Византией, там, в Византии, наступали голодные времена. Понтийский регион к северу от Крыма, побережье Чёрного моря от Крыма до устья Прута и Дуная, лесостепная зона Западной Евразии с эпохи античности служили житницей для различных государств[17].

Финансовая, таможенная, военная терминология в значительной мере пришла в Московию из Орды. Чего стоит один только воинский клич «ура»! В переводе с татарского ура-рга означает: «окружать», «обходить». Об уровне подготовки ордынской армии и высоком качестве вооружения говорить не приходиться. Не было в XIII – XIV вв. никого, кто мог противостоять им ни в Азии, ни в Европе! Это есть правда о Золотой Орде в отличие от современных придумок.

Москва отказалась от татарского прошлого во времена царствования Петра I. Но еще в эпоху Золотой Орды была замечена борьба сторонников западного литовско-польского вектора развития Московского княжества с теми, кто проводил политику союза с Сараем, начатую в 1243 году Ярославом Всеволодовичем - великим князем Владимирским. Эту линию продолжил его сын, Александр Ярославович (Невский). Позже, Иван I Калита получил право собирать налоги (дань) во всех северо-восточных княжествах для ордынских правителей с возможностью оставлять существенную ее часть в Москве. Такая привилегия в немалой мере способствовала росту Московского княжества и привлечению туда множества людей решительных и одаренных из Орды и Европы; значительная часть ордынских аристократов, приняв православие стали родоначальниками многих знатных фамилий Московии. А внуку Ивана Калиты, великому князю Дмитрию Ивановичу (Донскому) пришлось вступить в открытое соперничество с Великим княжеством Литовским[18] и католической Церковью.

Частью того противостояния с Западом следует называть и Куликовскую битву, когда темник Мамай, поддержанный генуэзскими магнатами, заручившись союзом с Великим княжеством Литовским, решил покончить с влиянием Москвы в северо-восточных княжествах и в самой изнуренной междоусобными войнами (1359 – 1380 гг.) Золотой Орде. К 1380 г. некогда процветающее государство практически распалось на отдельные улусы, на не подчиняющиеся Сараю орды, княжества и города. И во многом благодаря поддержке Дмитрия Донского хану Тохтамышу удалось восстановить целостность Орды, окончательно разгромив главного сепаратиста темника Мамая на реке Калке. Но до этого, согласно сказаниям, войско Мамая было разбито великим князем Дмитрием Ивановичем с дружинами союзных ему князей на Куликовом поле.

И бунт горожан в Москве 1382 года против Дмитрия Ивановича, в результате которого ему пришлось бежать из столицы, может свидетельствовать о продолжении борьбы против него сторонников Литвы. Подавил бунт хан Тохтамыш с помощью сыновей тестя Дмитрия Донского (родных братьев его жены Евдокии) - суздальско-новгородских князей Василия и Семена. Подавил жестоко и беспощадно, казнив многие тысячи восставших москвичей, в том числе возглавлявшего их литовского князя Остея[19].

С того времени вплоть до царствования Петра I Москва продолжала придерживаться евразийского вектора развития. А в XV в. воины бывшего Темниковского княжества и Касимовского ханства составляли значительную часть союзного войска московских князей и на стороне Московии участвовали практически во всех её войнах. Этих татарских воинов чаще называли казаками[20]. Существенный вклад внесли  они и в противостоянии Большой Орде. Когда в 1480 г. подступивший к Москве хан Большой Орды Ахмат узнал, что навстречу ему на рубеж Коломны и Серпухова выдвинулись касимовские царевичи Данияр и Муртаза, он решил не связываться и отступил: «…Великий князь собрал большую рать. В Коломне стоял со своими татарами царевич Данияр, а в Серпухове другой татарский служилый царевич Муртаза (сын Мустафы). Данияр и Муртаза готовились отрезать обозы и жен Ахмата в случае дальнейшего движения Ахмата к Москве. Ахмат не решился идти дальше Алексина и повернул назад; отступление его быстро превратилось в бегство[21].

Это, конечно же, не исключает благодатной помощи молитв великого князя и бояр, вот только о вкладе татар (казаков) царевичей Данияра и Муртазы в противостоянии хану Ахмату современные историки предпочитают не вспоминать!

    Так, согласно официальной историографии закончилось татаро-монгольское иго на Руси. Но решающий удар по Большой Орде нанёс крымский хан Менгли-Гирей в мае 1502 г. Об этом идеологи от истории также вспоминают неохотно, «забыв», что Крымское ханство, а не Москва, заменило после 1480 года Большую Орду на землях распавшейся Золотой Орды.

Падение Большой Орды создало новую политическую конфигурацию в отношениях молодого московского государства с другими постордынскими политическими образованиями. Главным из них стало Крымское ханство. Отношения Москвы с Крымом к этому времени уже устоялись как партнёрские с признанием более высокого международного статуса крымского хана - носителя «царского» титула[22].

В 1460 г. прекратила деятельность и Сарско-Подонская епархия, перенесенная в Москву, где епископ Вассиан учредил кафедру в Крутицах. С тех пор владыки стали именоваться архиепископами и митрополитами  Крутицкими, сохраняя старый титул епископов Сарайских и Подонских. Москва официально становится центром, откуда осуществляется руководство духовной жизнью татар-христиан* и ордынских казаков. Это политическое решение иерархов Церкви недооценивается историками, но свидетельствует о многом, в первую очередь о переносе духовно-культурного центра большей части казаков и татар-христиан из Сарая в Москву[23]. Казаки распадающейся Орды для московских князей послужили основой формирования регулярной (нарочитой) армии, в т.ч. и стрелецких полков.

Во времена царствования Ивана IV Грозного в Москве обострились противоречия между сторонниками западного и евразийского развития. Личность Ивана IV Грозного, его вклад в строительство Московии по-разному оценивается историками. Одни клеймят его тираном и душегубцем, другие называют великим русским царем. Так, Вячеслав Манягин считает, что Иван Грозный был выдающимся мыслителем и правителем, который своими решительными действиями сумел подавить заговор части правящей элиты, ориентированной на подчинение России католической Церкви и Западу: «…Последствия Смутного времени были бы для России гораздо серьезнее, если бы Иван IV не ослабил влияние западников, уничтожив верхушку самых активных сторонников перехода в подданство к польскому королю[24].

Годы российской истории  от смерти в 1598 г. последнего царя из рода Рюриков до избрания царем 21 февраля 1613 г. Михаила Федоровича Романова названы «Смутным временем». Об этом написано достаточно много, и даже один из главных праздничных дней современной России 4 ноября посвящён событиях тех времен. В сознание людей прочно вошла связь «Смутного времени» с оккупацией поляками Москвы, но главные действующие силы смуты оказались вне поля зрения современников. Тогда как ещё Н.М. Карамзин и С.М. Соловьев теми силами называли казаков.

Со смертью Ивана Грозного изменилось отношение московского правительства к донским казакам: «Годунов решается наложить руку на донцов». Ещё в 1593 г. вместе с послом Нащекиным в Турции на Дон был

* Еще в войсках внуков Чингисхана было множество христиан-несториан, в т.ч. у хана Батыя и хана Хулагу.

 

послан «голова» и боярский сын Петр Хрущев, который имел наказ в сношении с казаками властно предъявлять требования. После долгих споров и объяснений на казачьем Круге у того были отобраны царские дары, а назначенного «голову» - атамана верховой станицы Вишату Васильева казаки утопили в Дону. Борис Годунов, предки которого вышли из Орды, направил казакам послание с угрозами опалы и казней. Против них приняли и другие меры, в т.ч. запретили появляться в пределах московских владений. В целях обуздания казаков построили выдвинутую далеко в Поле крепость на Северском Донце – Царев-Борисов. Посылались и московские служивые казаки для вылавливания непокорных донцов[25].

Ответ донцов не заставил себя ждать. Они сожгли городок Воронеж, убили воеводу князя Долгорукова-Шабанского. Бунт начинался.

В это время умирает молодой царь Федор Иванович, не оставив после себя детей. Прежде его младший брат царевич Дмитрий был убит или погиб в результате несчастного случая (якобы порезался в результате падения при эпилептическом припадке). В чем обвиняли боярина Годунова. Так закончилась династия Рюриковичей в Московии.

На престоле вновь мог оказаться (как в 1575 г.) князь всея Руси чингизид Симеон Бекбулатович, но он к тому времени ослеп, в чем впоследствии также был обвинён Борис Годунов. Для решения проблемы престолонаследия созвали земской собор, где царём избрали Бориса Федоровича Годунова[26].

Среди высшей московской знати и среди низов оказались недовольные Годуновым. Этим воспользовались в Речи Посполитой, правители которой уже на протяжении двухсот лет предпринимала попытки подчинить Москву. Еще во второй половине XIV века великий князь Ольгерд трижды безуспешно пытался овладеть Москвой. А в 1382 г. в Москве вспыхнул бунт в духе современных «цветных революций». Как уже упоминалось, бунт был жестоко подавлен ханом Тохтамышем, а Дмитрий Иванович восстановлен на московском престоле.

На этот раз все оказалось гораздо серьёзнее. Иван Грозный умел ценить заслуги казаков, строя государство на взаимопомощи и связи суверенного народа [казаков] с суверенным главою соседнего государства.  С воцарением же Годунова казаки стали терпеть нужду и притеснения от неправедных бояр и воевод. То же происходило с крестьянами, попадавшими все более в зависимость от бояр и дворян, лишившись права перехода от помещика к помещику в Юрьев день[27]. Вдобавок ко всему вследствие неурожая в 1601 г. возник страшный голод, из-за которого только в Московском княжестве погибло до 1 500 000 человек[28].

В 1603 г. в замке Самбор (Галиция) у польского пана Юрия Мнишека появился человек, выдававший себя за царевича Дмитрия, якобы спасенного в свое время в Угличе и подмененного другим. Новоявленный царевич сблизился с днепровскими казаками, обучился верховой езде. Он был представлен королю Сигизмунду, который разрешил брать добровольцев из своей армии.

Зная враждебное отношение донских казаков к Годунову, Лжедмитрий и к ним отправил гонца с просьбой помочь возвратить престол. Посланники от казаков во главе с атаманом Иваном Корелой и Михаилом Межаковым по возвращению на Дон удостоверили, что Дмитрий - действительно царевич. Донские казаки стали на сторону новоявленного «царевича» и вместе с днепровскими казаками и добровольцами поляками осенью 1604 г. пошли на Москву. Тогда царским войскам под руководством боярина Василия Шуйского удалось разбить сбродную рать Лжедмитрия.

В апреле 1605 г. неожиданно умирает Борис Годунов. Часть московского войска во главе с воеводой Басмановым предалась самозванцу. Лжедмитрий практически без труда получает в Москве царскую корону. Туда хлынула масса поляков, в том числе состоялась свадьбы католички Марины Мнишек и Дмитрия с нарушением всех православных канонов. А сам Лжедмитрий пытался провести латинско-униатские взгляды во внешней политике, стремясь осуществить коалицию христианских государств против турок и татар[29].

То есть задолго до Петра I Московию пытались вовлечь в сферу политической жизни Запада и втянуть в войну с Османской империей: «…Войну с Турцией Лжедмитрий ставил основной целью в своей внешней политике»[30]. Но, вероятно, в те времена казакам, московским аристократам и народу  татары, да и турки еще были ближе по духу, нежели католики Запада. И уже через восемь дней после свадьбы Лжедмитрия с Мариной Мнишек в городе вспыхнул бунт. Недовольные аристократы   направили людей на поляков, начался погром. Заговорщики-бояре бросились в царский дворец, убили Лжедмитрия и Басманова. Новым царем прокричали Василия Ивановича Шуйского.

В августе 1607 г. в Стародубе Северском объявляется второй самозванец, назвавший себя царем Дмитрием. Он утверждал, что ему удалось спастись во время майского бунта в Москве. Лжедмитрий II сумел собрать большие силы, среди которых оказались остатки разбитых «болотниковцев», донские, днепровские казаки, польские шляхтичи и Марина Мнишек, которая прежде была арестована в Москве, но отпущена боярами к отцу в Самбор. Войска нового самозванца осадили Москву, основав главную ставку в Тушине. Туда же привезли ростовского митрополита Филарета (в прошлом боярин Федор Никитич Романов), которого объявили патриархом взамен московского Гермогена. К тушинскому «царю» примкнул касимовский царь Ураз-Мухаммед со своими касимовскими татарами [Читай: касимовскими казаками – Прим. авт.][31].

В Тушине находилось 18 тыс. польской конницы значительную часть которых составляли днепровские казаки, 2 тыс. пехоты, до 30 тыс. мятежных войск, собранных по всей московской земле, и 15 тыс. донских казаков. Марина Мнишек согласилась играть роль жены Лжедмитрия II, хотя и без исполнения супружеских обязанностей. Тем самым самозванец в глазах народа должен был выглядеть истинным царем, с которым они были обвенчаны в Москве[32].

Василий Шуйский попросил военной помощи у шведского короля, вернув за это Ижорскую землю и отказавшись от притязаний на Ливонию. Чем навлек на себя открытую войну с Польшей, и ему пришлось вести войну с восставшими и поляками. В результате москвичи обвинили его во всех неудачах и свергли с престола, а совещание служилых и торговых людей в Москве согласилось принять царем польского королевича Владислава. В сентябре 1610 г. гетман Жолкевский именем Владислава занял Москву.

После занятия Москвы войсками Жолкевского польский король Сигизмунд решил сам утвердиться на московском престоле. Чем породил новую смуту. Раскрывшиеся замыслы Сигизмунда вызвали раздоры даже в стане поляков с казаками. Гетманы Рожинский и Сапега отказались ему подчиняться. В Москве заговорили о предпочтении утвердить на царском престоле Лжедмитрия II, но в декабре 1610 г. тот был убит в Калуге ногайским князем Петром Урусовым[33] в отместку за убийство Лжедмитрием касимовского царя Ураз-Мухаммеда[34].

Весной 1611 г. казаки и земское ополчение осаждают Москву. Возглавляли их тушинский боярин Д.Т. Трубецкой, казачий атаман Иван Заруцкий и глава рязанского дворянского [земского] ополчения Прокопий Ляпунов.  Но согласия между казачьей и дворянской частью ополчения не было. 22 июля 1611 г. Прокопий Ляпунов был убит казаками. Ополчение распалось.

В Нижнем Новгороде собирается новое ополчение, душою которого стал Козьма Минин Сухорук, а возглавить его пригласили князя Д.М. Пожарского. Первоначально замышлялось не связываться с казаками в борьбе против поляков. Когда ополчение двинулось к Москве, чтобы отбить шедшего на помощь польскому гарнизону  войско гетмана Ходкевича, в составе которого было 4 000 днепровских (запорожских) казаков, среди донских казаков осаждавших поляков в Москве произошёл раскол. Часть их во главе с Иваном Заруцким вместе с Мариной Мнишек ушли в Астрахань.

Те, кто остался с князем Д.Т. Трубецким,  вступили в переговоры с князем Д.М. Пожарским. После долгих сомнений Дмитрий Пожарский уже в ходе боя донских казаков против запорожцев Ходкевича убедил ополченцев помочь им. Войско гетмана Ходкевича отбили. После чего донские казаки и ополченцы заключили между собой полное соглашение о совместных действиях. 22 октября (4 ноября) 1612 г. был приступом взят Китай-город, и поляки в Кремле сдались.

Евразийский вектор развития был продолжен и сохранялся вплоть до 1700 года, до решения царя Петра I вступить в «Европейскую священную лигу» против Османов[35]. Тогда и началась перманентная двухсотлетняя война России с Османской империей на истощение, где русские и турецкие солдаты использовались европейскими государями в качестве «пушечного мяса». Причем, когда турки явно проигрывали, европейцы помогали им, чтобы не дать какому-либо из двух «осколков» былой монгольской империи  победить. Там хорошо знали,  что Османская империя стала продолжением Улуса Толуя и чингисханова внука Хулагу, а Московия – наследницей Улуса Джучи, и союз их мог принести много неприятностей для Европы. Если бы это понимал И.В. Сталин, после Второй мировой войны Турция могла бы и не стать участницей блока НАТО[36].

Со вступления царя Петра I в «Европейскую священную лигу» заканчивается евразийское развитие России ордынских времен, когда Москва богатела и начала проводить самостоятельную политику, все менее зависимую от Сарая. Вот как характеризовал начало постордынского этапа развития России С.М. Соловьев: «Борьба отдельных княжеств оканчивается на севере тем, что княжество Московское вследствие разных обстоятельств пересиливает все остальные, московские князья начинают собирать Русскую землю: постепенно подчиняют и потом присоединяют они к своему владению остальные княжества, постепенно в собственном роде их родовые отношения уступают государственным, удельные князья теряют права свои одно за другим, пока, наконец, в завещании Иоанна IV удельный князь становится совершенно подданным великого князя, старшего брата, который носит уже титул царя»[37].

В советские времена в умах идеологов и в средствах массовой информации возобладали идеи славянофилов. Споры западников и славянофилов  периодически возобновляются, но отрицание особой евразийской цивилизации России продолжается. Тем не менее, многие авторы, в т. ч. ссылаясь на Летопись[38], считают древних русов варягами, выходцами из Скандинавии. Славянофилы же, наоборот, выступают против вклада варягов в создании Древней Руси. В свою очередь, так называемые центристы не отрицают участие варягов, но утверждают самостоятельное внутреннее общественное развитие древнерусского государства, в основе которого видят славян. При этом Россию рассматривают вне связи с историей Золотой Орды, тогда как чуть не сто лет назад князь Н.С. Трубецкой заметил: «…Нелепо писать историю России эпохи татарского ига, забывая, что эта Россия была в то время провинцией большого государства»[39].

Современные славянофилы говорят о некой исключительности русских людей – потомков оседлых земледельцев, и превосходстве их над потомками кочевников, забыв, что легендарные арии, скифы были кочевниками. Вот, например, что пишет Татьяна Миронова: «…Кочевник, горец и азиат – это скотовод, человек, следующий за стадом, через пасущееся на земле стадо занимающийся собирательством плодов земли, и потому он ближе к первобытности. Творческие потребности его минимальны, зато инстинкты собирательства и захватничества сильны… Земледелец – плохой торговец, ибо всем насущным обеспечивает себя сам, но поскольку он творец и созидатель, то хороший воин, потому что должен защищать созданное своими руками, оборонять землю-кормилицу…»[40].   

Приняв за начало истории  IX – X вв. н.э., западники, славянофилы, центристы не замечают тюркологов, писавших о более древней истории Евразии с Империй гуннов и Тюркским каганатом. А сотрудники разного рода «институтов», комитетов Государственной Думы РФ, в т.ч. «по интеграции народов стран СНГ» не видят произошедших перемен в сознании народов России и СНГ. Своими высказываниями они чаще способствуют разрушению уже остатков идеи интернационализма, что некогда связывала граждан России и Советского Союза!

При всем этом, на уровне деклараций в России звучат идеи Евразийства. Но основных его принципов, изложенных чуть не сто лет великими евразийцами, многие люди не знают. И возникают вопросы к историкам, начиная от происхождения двух самых многочисленных этносов государства – русских и татар. Какое отношение к древним русам и татарам прошлого имели кочевники арии, кочевники скифы и гунны, варяги, казаки, жители современного Татарстана и Крыма, башкиры, половцы, тувинцы, украинцы, хакасы, народы Кавказа и др.? А предки тех, кого сегодня называют монголами, могли создать величайшую империю, равной которой никогда не было?

Накопилось масса вопросов, и надеяться, что евразийство России на государственном уровне признают общенациональной идеей, пока не приходится. Случись это, многим ученым придется отказаться от большинства из того, что они написали в работах по древней и средневековой истории России, за которые получали ученые степени и звания; отказаться от идеологической концепции возникновения Российского государства как наследника Киевского каганата или Византии.

В центре Азии с древнейших скифских времен определялись условия жизни Евразии[41]. Сегодня уже можно утверждать, что скифские царства начинались с Саяно-Алтая, где археологи обнаружили древнейшие захоронения скифов, в том числе царские курганы. Курган «Аржаан» в Туве, оказался самым древним скифским курганом известным современной науке[42].

Две тысячи лет назад движение гуннов с востока с последующим восьмидесятилетним  господством в Европе так же начиналось из центра Азии! И все придумки Аммиана Марцеллина (IV в.) с Иорданом (VI в.) о «страшных варварах и чудовищах», которых сами они никогда не видели, нельзя принимать всерьез. Сохранившиеся свидетельства очевидца тех событий, грека Приска Панийского говорят о дворцах из дерева с резными наличниками, и роскошных убранствах в домах, куда его неоднократно приглашали, в т.ч. для бесед с женами гуннских аристократов! В ставке Аттилы он впервые увидел каблуки у башмаков, изобретенные всадниками с появлением стремян. Гунны пришли в Европу, где воины Римской империи с их оружием эпохи бронзы, не могли противостоять восточным пришельцам с мечами из высококачественного железа. Для изготовления оружия и средств защиты алтайские кузнецы применяли новейшие металлургические технологии, которых не было у европейцев. А сложносоставной лук гуннов впоследствии еще тысячу лет оставался лучшим оружием дальнего боя[43].

После распада империи гуннов, с VI по VIII вв. в Азии стали господствовали тюркские каганы, затем в XIII – XVI вв.  была величайшая монгольская империя от Тихого Океана до Средиземного моря, созданная Чингисханом и его внуками, в т.ч. Улус Джучи (Золотая Орда). В XVI веке мир узнает о Московии, которая начнет собирать земли распавшейся монгольской империи.

Многих вводит в заблуждение преобладание монголоидных антропологических признаков у центрально-азиатских народов сегодня. Тогда как, даже в эпоху Чингисхана в центре Азии оставались те, кого называют «европеоидами». Монголоидные черты стали преобладать здесь, вероятно, во времена тюркских каганатов с их завоеваниями в Китае и Монголии, так как в смешанных браках монголоидные антропологические признаки оказываются доминирующими. Хотя, даже в XI веке китайские историографы писали об енисейских кыргызах, как о светловолосом, голубоглазом (зеленоглазом) народе. А средневековые европейские миниатюры свидетельствуют, что и в войсках хана Бату лица большинства воинов мало отличались от таковых у европейцев.

Историческим фактом следует называть стойкость и неприхотливость народов евразийских империй, непонятное европейцам превалирование у них общественных интересов над личным, ради чего воины жертвовали собой. И во все времена они обладали совершенным оружием с новейшими технологиями их создания. О причинах такого судить философам. Но сообщения о достижениях современной России в области вооружений не должны вызывать скепсиса у западных политологов. И относительно низкий уровень жизни россиян, в сравнении с западными европейцами, никого не должен вводить в заблуждение. Так было всегда в евразийских империях, возникавших и распадавшихся между Китаем, Персией и Средиземноморьем. Завоевать их от скифских времен до наших дней никому не удавалось, в т.ч. могущественным персидским царям, китайским императорам, европейским государям и диктаторам. Вопрос в том, почему потомки пришельцев из Азии в Европе, на Британских островах и в Москве забывали о прошлом, отказываясь от предков?

Очередная попытка завоевания евразийской империи может стать убийственной для существования человечества. Но внутренние противоречия, в т.ч. идеологическая борьба между западниками, славянофилами, евразийцами, и различия в понимании своей истории у народов многонациональной России, могут создать предпосылки для самоликвидации единого государства.

 

[1] Вот, к примеру, что пишет народный артист России, певец Ренат Ибрагимов: «…Я пошел в Казанскую библиотеку имени В.И. Ленина и спросил книги о музыкальной культуре волжских булгар с III по XIII века. К своему удивлению, я получил отказ. Мне объяснили, что эти сведения находятся под грифом «Секретно» и литература на эту тему выдается только по распоряжению специального отдела обкома партии. …Оказалось, что в то далекое время существовало большое количество разнообразных музыкальных инструментов. …Например, известная шотландская волынка была у волжских булгар как пастуший музыкальный инструмент, который также применялся во время военных действий для подачи сигнала…». Далее он пишет о схожести песен и танцев ирландцев с таковыми у казанских татар. См.: Ибрагимов Р. Избранное (издание второе, дополненное): Казань: Идел-Пресс, 2017. 320 с.

[2] Паркер Э. Татары. История возникновения великого народа / Пер. с англ. Т.Е. Любовской. М.: ЗАО Центрполиграф, 2008. 223 с. (Загадки древних цивилизаций).

[3] Признав русских исключительно славянами, историки отказали им в родстве с летописными варягами (норманнами).

[4] Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Москва: Изд-во «Э», 2016, С. 12 – 13.

[5] Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана: Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока. М. : Алгоритм: Эксмо, 2012. С. 39; 54.

[6] Например, маркиз Астольф Луи Леонор де Кюстин (1790 – 1857) – французский аристократ, путешественник. Приобрел мировую известность изданием записок о России, которую посетил в 1839 г.

[7] Герцен А.И. Сочинения в 4 т. Т. 2. Былое и думы. Части 4 – 5 / Общ. ред. и коммент. Г.Г. Елизаветиной. М.: Правда, 1988. С. 32.

[8] Там же. С.32.

[9] Там же. С. 34.

[10] Смирнов А. Н.М. Карамзин и духовная культура России / Карамзин Н.М. История государства Российского. В 4-х книгах. Книга третья (т. VII – IX). Послесловие. С. 528 – 540.

[11] Трубецкой Н.С. Указ. соч. С. 88.

[12] Зиливинская Э.Д. Бани Золотой Орды // Практика и теория археологических исследований. М., 2001. С. 174–226.

[13] Почекаев Р. Расцвет Улуса Джучи: правление Узбека и Джанибека // Золотая Орда в мировой истории: колективная монография.  С. 245 – 264.

[14] Поло М. Книга чудес света / пер. И.П. Минаева; предисл. И.П. Магидовича; прим. Лео Яковлева. М.: Эксмо,  2013. C. 199.

[15] Недашковский Л. Международная и внутренняя торговля // История История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 3: Улус Джучи (Золотая Орда). XIII – середина XV в.  Казань, 2009. С. 277 – 287.

[16] Шамильоглу Ю. Торговля Улуса Джучи со странами Средиземнеоморья // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 3: Улус Джучи (Золотая Орда). XIII – середина XV в. Казань, 2009. С. 287 - 294.

[17]Bratianu, 1929, С. 15 – 41; Шамильоглу Ю. Указ. соч.

[18] В большинстве своем жители Великого княжества Литовского в XIV в. говорили на русском (белорусском и украинском) языке, тогда как во Владимирско-Суздальском и других северо-восточных княжествах преобладало славяно-татарское двуязычие.

[19]Ахматнуров С. Дмитрий Донской. Ростов н/Д: Феникс, 2011. 268, [1] с. ил. – (Наша    история); Ridero, 2017. https://ridero.ru/books/dmitrii_donskoi/

[20] Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. – 640 с.: ил.

[21] Вернадский Г.В. Начертание русской истории. М. : Алгоритм, 2014. С. 145.

[22] Усманов М.А. Жалованные акты Джучиева Улуса XIV–XVI вв. Казань, 1979. С. 186 – 205; Антон Горский. Орда и Русь в XV  столетии // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 82 – 86.

[23] Ахматнуров С.С. Казаки Золотой Орды. М.: Алгоритм, 2017. 288 с.

https://www.litres.ru/sabit-ahmatnurov/kazaki-zolotoy-ordy/

[24] Иван Грозный. Государь  / сост. и прим. В.Г. Манягина; отв. ред. О.А. Платонов. 2-е изд. М.: Ин-т русской цивилизации; Родная страна, 2012.

[25] Гордеев А.А. Указ. соч. С. 145 – 147.

[26] Вернадский Г.В. Указ. соч. С. 187 - 188.

[27] Энциклопедия казачества. С. 363.

[28] Гордеев А.А. Указ. соч. С. 155.

[29] Вернадский Г.В. Указ. соч. С. 189.

[30] Гордеев А.А. Указ. соч. С. 169.

[31] Вернадский Г.В. Указ. соч. С. 190 – 193.

[32] Гордеев А.А. Указ. соч. С. 177 – 178.

[33] Имя ногайского князя Петра Урусова свидетельствует о его христианском вероисповедании, т.е. фактически  он уже стал русским князем.

[34] Вернадский Г.В. Указ. соч. С. 193 – 194.

[35] «Европейская священная лига» основана папой Иннокентием XI в 1684 году, состояла из Священной Римской империи, Венецианской республики и Речи Посполитой.

[36] И.В. Сталин стремился к контролю над проливами Босфор и Дарданеллы.

[37] Соловьев С.М. Указ. соч., 2016.

[38] «Повесть временных лет».

[39] Трубецкой Н.С. Указ. соч., 2012.

[40] Миронова Т. Русская родовая память // Журнал «Наш современник». 2014, №11. С. 153 – 171.

[41] Возможно, это было и значительно раньше, в т.ч. во времена легендарных ариев, о чем косвенно свидетельствуют исследования в области ДНК-генеалогии.

[42] Эсен уулу Кылыч. Древние тюрки и Скифский мир. Введение в изучение проблемы. // Режим доступа: NeHudlit.ru

[43] Ахматнуров С. Аттила – повелитель гуннов. М.: Алгоритм, 2015; Гунны. Начало истории, 2017; Великий гунн, 2017, Ridero.