Распад Золотой Орды

 

Дмитрий Донской / С.Ахматнуров. Ростов н/Д: Феникс, 2011.- 268 с.:  ил. – (Наша история).

Дмитрий Донской / С.Ахматнуров. Ростов н/Д: Феникс, 2011.- 268 с.: ил. – (Наша история).

     Более десяти лет в  Орде хаос и бесправие; дворцовые перевороты и убийства сменяющих друг друга претендентов на сарайский престол стали привычными и уже перестали волновать людей. Видно бог Вечного Синего Неба отвернулся от народа. Лень и праздная жизнь, пренебрежение к предкам, преклонение перед серебром и златом, а также  многие другие, в том числе и смертные грехи, стали обычными явлениями.

   В свое время хан Узбек счел принятие ислама в качестве государственной религии выходом для пресечения падения нравов в Орде. Несмотря на почтительное отношение к православному духовенству Узбек  не считал христианство приемлемой верой для своих подданных, хотя в Сарае  осуществляли службу православные епископы. В исламе хан увидел силу, способную удержать его народ в строгости!

    В пользу принятия ислама Узбека склоняла и высокая культура исламского Востока тех времен. Он был человеком образованным: знал поэзию Фирдоуси, Омара Хаяма, труды Ибн-Сины. Особый интерес хан проявлял к  культуре волжских булгар, ещё в X веке принявших ислам. Работы поэтов и ученых Великого Булгара хан Узбек весьма почитал!

    Всё это вместе взятое, безусловно,  подталкивало хана к выбору ислама в качестве государственной религии.  Не сумел лишь увидеть Узбек начинающегося кризиса исламской культуры, расцвет  которой пришёлся на X – XII века, когда европейская цивилизация пребывала во мраке средневекового застоя! Но XIV век стал эпохой возрождения христианского мира! Волевое решение правителя только ухудшило ситуацию. Был нарушен один из основных законов «Великая Яса» Чингисхана, дававшей равные права всем подданным империи не зависимо от способов выражения веры в Единого  Бога Небесного.*

    Изменение принципам веротерпимости повлекли изменения в государственном  устройстве: на службу уже привлекали  людей не по деловым качествам, а исходя из религиозной или этнической принадлежности.  Несогласные  с такими порядками бежали из Орды.     Свод законов «Великая Яса» был жёстоким, но вместе с тем и достаточно демократичным  по отношению ко всем подданным империи. Вот только правители со временем меняли их в свою пользу: уже не казнили за предательство и трусость; если в империи Чингисхана воровство, взяточничество и казнокрадство каралось смертью, то  к описываемым событиям эти явления стали обычными в Золотой Орде. На подарки золотоордынским мурзам** и их жёнам у русских князей уходило не меньше средств, чем на выплату ежегодной дани!

    Нравственное, моральное и политическое разложение Орды были очевидными, и дух победителей вытеснялся интересами  алчных предателей, стремившихся к собственному благополучию и процветанию,  забывших о чести и достоинстве. Народ перестал верить в справедливость, а продажные блюстители закона породили сомнения в необходимости законопослушания. Люди видели: кто нарушает законы, живут легко,  беззаботно в  красивых домах и владеют табунами прекрасных коней!

    В  лихие годы «замятни», что началась в Орде после убийства в 1359 году хана  Джанибека, грабежи стали обычным явлением. Практически прекратилась торговля по берегам Волги - охранять судоходство было некому. Отделились булгары казанские и там уже печатали собственную монету. Серкиз-бек самовластно правил в мордовских землях. Ордынские князья по собственной воле совершали набеги на соседей, в том числе и на русские княжества.     Как дерево с обрубленными корнями увядала Орда; всё меньше поступало налогов из провинций. Опустела казна, не на что стало содержать армию и чиновников. Да и могло ли быть иначе там, где сыновья убивают  своих отцов и оскверняют их могилы?!

       Улус Джучи разделился на несколько практически самостоятельных княжеств и ханств. Столица некогда могущественной Орды – Сарай–Берке также пришла в упадок.  Сарай стал другим….  Люди не просто утратил веру в правителей – не было даже самих правителей, которые бы продержались у власти более одного – двух лет. В 1371 году результате очередного переворота хана Хаджи-Черкеса изгнали в Астрахань, и правителем была провозглашена вдова хана Азиз-шейха, правившего ранее, - ханша Тулунбек-ханум.

    Ей, ещё молодой красивой женщине нельзя дать более тридцати лет. Кроме редкой красоты наградил её Аллах острым умом и волей, противостоять которой могли не многие мужчины. С тех пор как она обосновалась в ханском дворце, вдоль всего земляного вала со рвом, окружавшего дворец  с прекрасным садом, была выставлена многочисленная стража. Мудрая ханша не доверяла окружению, в том числе и мурзам, с помощью которых взошла на престол. Она понимала, что при удобном случае царедворцы с легкостью предадут её ради собственной выгоды. А это значит – необходима сила, способная держать в узде алчных мурз и чиновников!

    Жестокие времена с бесконечными войнами и попытками растащить могущественную некогда империю на множество мелких улусов требовали огромной армии с достойными военачальниками. Женщина не может командовать войсками, и потому ей нужен человек на кого действительно можно опереться.   Таким человеком стал бек Булат! Хотя тот и скрывал от окружающих свои чувства, но был влюблён в неё.  Она знала, что молодой темник готов исполнить любое её приказание, и ей приятно осознавать это. Но правительница Тулунбек-ханум не могла ответить взаимностью простому темнику! Их отношениям не суждено перейти определённую грань...

    Невысокого роста молодой бек казалось, ничем особенным не отличался, но  широкие плечи и крепкие руки свидетельствовали о его силе,  а мужественное лицо, с аккуратно прибранными рыжими усами указывали на врождённое благородство и достоинство. В речах и манерах темник был сдержан и не стремился, подобно пустым и мелким личностям блистать, подчёркивая свою значимость.  Делами своими он добился признания: в свои неполные тридцать    стал  командиром  десяти тысяч  воинов!

    В первый же день воцарения Тулунбек в Сарае, во все ордынские провинции были разосланы грамоты, в которых извещалось о правительнице  Сарая и   предложения «стать на путь чистосердечия, дружбы и покорности». Из улусов получены ответы со словами признательности и «пожеланиями процветания и благополучия»…  Они, в сущности, кроме обычной дипломатической учтивости,  никого ни к чему не обязывали. По обычаям Золотой Орды,  правители улусов обязаны незамедлительно прибыть в Сарай для подтверждения ярлыка на правление. Но за истекшие три месяца Сарай посетили предводители менее половины улусов.  А гонец, вернувшийся из ставки Мамая, сообщил, что тот  разорвал в клочья ханскую грамоту и разразился бранью в адрес Тулунбек-ханум с угрозами захватить Сарай и уничтожить всех её сторонников!

     Положение осложнялось и тем, что формально Мамай до сих пор оставался беклярибеком  (бек над беками) Золотой Орды, а это давало ему законное право быть выше всех беков и даже выше везиря. Кроме того, беклярибек – это должность наместника хана  и на фоне непрерывно меняющихся правителей Орды, любой марионеточный «хан», провозглашённый Мамаем, давал ему право распоряжаться государственными делами от  имени «хана». По законам Орды беклярибек мог именем хана управлять армией, вести переговоры с иностранными государствами и  осуществлять высшие судебные функции.     Таким был Абдулла-хан, которого Мамай в 1370 году «уволил» (или убил…), провозгласив «ханом» Мухаммед-Бюлека и  теперь распоряжался от его имени.

***

    На сегодняшнем заседании Великого Дивана*** Тулунбек-ханум решила внести предложение об избрании нового беклярибека, чтобы лишить Мамая его формального титула. Хотя и до этого практически все новые правители Орды делали тоже, ни разу это не удавалось  сделать легитимно, так как  не было представителей от всех ордынских провинций. Многие отказывались прибыть в Сарай, показывая свою независимость. Самое главное, переизбрание беклярибека могло произойти в присутствие хотя бы трех из четырех улусбеков**** Улуса Джучи!  Правительнице уже сообщили, что и сегодня в Сарай прибыли лишь правители небольших близлежащих улусов, в то время как дальние, ответили вежливыми, и не совсем, отказами.  Из  улусбеков присутствовал сарайский Айбек-хан. Таким образом, не было даже двух из четырёх улусбеков империи. Тем не менее, следовало избрать нового беклярибека и лишить Мамая его титула. Причём, беклярибеком должен стать никто иной, как бек Булат! Слишком большие права давало это звание в Орде...

    Началось заседание. Тулунбек-ханум восседала на троне  в строгом бархатном халате тёмно-синего цвета, вышитом  золотом с двумя рядами жемчужных пуговиц. На лицо опускалась чёрная прозрачная вуаль*****, которая лишь подчёркивала её красоту.  Справа от Тулунбек сидели её дети – царевич Абдул, которому уже исполнилось пятнадцать и десятилетняя Айсулу. Далее по кругу справа и слева на небольших возвышениях, устланных мягкими коврами и подушками,  расположились везир, беки, шейхи, имамы, кадии, шериф и представители купечества. Кроме высшего мусульманского духовенства присутствовал и  глава  сарского православного епископата. После недолгой молитвы и многочисленных славословий с пожеланиями процветания и благополучия Тулунбек-ханум, председатель Великого Дивана попросил её «милостиво известить всех уважаемых присутствующих» о делах Орды и проблемах, которые предстоит сегодня обсудить….

    Тулунбек поздравила присутствующих с окончанием Великого поста, праздником Уразы и перешла к делам.

    - Нет необходимости говорить о том, сколь трудные времена переживаем мы сегодня, - начала она. – Улус Джучи из-за неуемных стремлений некоторых правителей властвовать в провинциях не подчиняясь Сараю, привели к беспорядкам и ослаблению государства. Нам предстоит решить множество проблем в управлении и текущих делах; в первую очередь, необходимо лишить эмира Мамая возможности называть себя первым среди беков. Мы должны избрать беклярибека! Да и может ли называть себя беклярибеком тот, кто не подчиняется решениям Великого Дивана?! – сделала акцент на последней фразе Тулунбек.

    - Конечно, нет! – чуть  не хором ответили многие присутствующие.

    Хотя были и те, что промолчали, а некоторые с иронией переговаривались между собой, зная, кого ханша намерена объявить беклярибеком.

    - Может ли называться беклярибеком тот, кто самовластно провозглашает «ханами» малолетних детей, полностью зависящих от него?! Именно так поступает Мамай, пользуясь своим положением! - гневно продолжила Тулунбек.

    - Нет, не может! – был ответ присутствующих.

    - А может ли быть беклярибеком Великой Орды человек, который кормится из рук  кафинских христиан? – вновь задала вопрос она. - Те мечтают подчинить себе земли, которым наши великие предки  принесли благополучие и спокойствие!

    - Конечно, нет! – с воодушевлением кричали придворные.

    Тулунбек-ханум была женщиной умной и хорошо знала царедворцев: ей приходилось принимать участие в заседаниях Великого Дивана и в прошлом, будучи женой хана Азиз-шейха. Она понимала: чем больше  получит положительных  ответов на свои вопросы от присутствующих, тем легче будет получить утвердительный ответ и на главный интересующий её вопрос. Ханша прекрасно знала, что большинство членов Дивана меньше всего занимают  государственные проблемы. Они руководствуются только  личной выгодой. Мало кто из них, используя своё высокое положение, отказывался от взяток и подношений.

    Значительная часть присутствующих вообще не понимали,  о чём идёт речь, но, улыбаясь, согласно кивали головами, когда требовалось. Эту публику нетрудно склонить как в ту, так и в другую сторону…

    Были и такие, кто заранее не согласен с любым решением, независимо от обсуждаемой проблемы – «несогласные». Этих тоже редко волнует истинное значение обсуждаемого дела. Их вполне устраивает своим «несогласием»  быть в центре внимания!  Вначале они могли гневно осудить, осмеять, отвергнуть предлагаемое, а, в конце концов, так же убедительно его принять...

    И, наконец, были те, кто считает, что только им дано решать государственные дела и всячески стремятся ограничить власть правителя. С ними надо вести себя осторожно... Эти могут повернуть мнение Дивана в любую сторону!

    «Надо изменить состав Дивана в пользу людей, большинство которых будут голосовать за любое моё решение», - под впечатлением «единодушного  нет» подумала Тулунбек.

    Вслух же продолжила:

 – Я предлагаю лишить Мамая поста беклярибека Великой Орды и отстранить от командования крымской тьмой.

    - Истинно так, несравненная, Тулунбек-ханум, - послышались голоса. – Среди твоих военачальников много других, более достойных мужей и мы готовы к его избранию нового беклярибека.

    Глава Великого Дивана спросил:

    - Кто должен стать первым среди уважаемых беков?

   В зале наступила тишина, прерываемая редкими покашливаниями. Все напряженно смотрели на Тулумбек-ханум.

     - Беклярибеком предлагаю избрать бека Булата, - громко объявила она. – Он опытный воин и решительный человек. Считаю, что ему под силу восстановить нашу власть в Крымском улусе!

    Тулунбек была почти  уверенна, что сумела склонить членов Дивана в пользу принятия предложенной кандидатуры…

    И здесь произошло неожиданное. Зал будто загудел от многочисленных голосов, что слились в базарный шум с выкриками самых громкоголосых. Она попыталась остановить их, но никто уже не слышал её…. Тулунбек посмотрела на бека Булата, в надежде, что тот что-то предпримет. Но Булат, побледнев, лишь презрительно смотрел на присутствующих,  не обращая внимания на неё. Этот гордый потомок степных воинов был далёк от придворных хитросплетений и не считал нужным склонять на свою сторону членов Дивана. А те, в свою очередь, не могли простить ему его независимость, считая высокомерным и неучтивым. Бек Булат олицетворял для них угрозу, которая надвигалась из восточных степей и холодной Сибири -  ведь он был воином Синей Орды, сохранившим волю и боевой дух предков в отличие от изнеженных, развращённых беков Белой Орды.

    В Орде всё чаще стали  появляться волевые, хотя и не очень образованные «варвары» из просторов Центральной Азии и Сибири. Они заметно отличались от жителей  Белой Орды. Большинство из них по-прежнему верили в бога Вечного Синего Неба. В их числе и Булат. Мужественные люди несли угрозу тем, кто легко меняет принципы в зависимости от ситуации и всегда знает, где, когда и как поступить, руководствуясь  личными интересами…

    Тулунбек обратила внимание на четверых членов Великого Дивана, сидевших недалеко от трона. Они, посмеиваясь, переговаривали между собой. Это могущественный улусбек Айбек-хан (он сам мог претендовать на любой пост в Орде), везир Абдаллах, бек Мурат и шериф Бейдал –  уважаемые люди, голоса которых стоили всех остальных. От них больше, чем от Тулунбек-ханум зависело, какие  решения будут приняты Диваном. Особенно неприятен Айбек-хан! В его иронии всегда скрывались двусмысленность, свойственная шутникам…

   Она поняла: «Беклярибеком будет избран Айбек-хан и они это знали заранее!».

    Но Тулунбек не привыкла уступать, поэтому  резко встала и подняла руку!

    Присутствующие замолчали, обратив, наконец, внимание на правительницу.

    - Я понимаю, что не вправе требовать от уважаемых членов Великого Дивана немедленного решения, - громко объявила Тулунбек. – Уже поздно, поэтому перенесём  обсуждение этого вопроса. Теперь же займёмся более приятным. Прикажите внести яства! Ведь сегодня Великий пост закончился!

    Многие облегчённо вздохнули: обсуждать острые проблемы, а тем более принимать серьёзные решения нравилось далеко не всем.  Тулунбек поняла: «Истинная власть принадлежит тем, кто её дал, и у меня нет пока сил и средств  что-либо изменить»!

    И никто, ни за что не отвечает! Такова сегодня Орда...

_______ 

* «…повелеваем всем веровать в Единого Бога, Творца Неба и Земли, единого подателя богатства и бедности, жизни и смерти по Его воле, обладающего всемогуществом во всех делах», - из первой статьи «Конституции Чингисхана» - Ясы.

** Мурза – князь.

 ***  высший исполнительный орган Золотой  Орды.

**** Улус Джучи делился на четыре крупнейших провинции (улуса).  

***** В Сарае, хотя и вводились мусульманские  обычаи, в общественных местах женщины не скрывали лицо полностью, обычно прикрывая  только голову и нижнюю часть лица, а то и вовсе оставляли его открытым. Дамы высокого происхождения прикрывали лицо вуалью. Это вызывало возмущение прибывших из Хорезма, Аравии или Египта духовных лиц. Но ордынские женщины всегда были независимы и самостоятельны. Несмотря на принятие исламских законов, жёны правителей Орды  активно участвовали в государственном управлении.

 

Об авторе Сабит Ахматнуров

Ахматнуров Сабит Садыкович. Родился в г.Иркутске. Врач-психиатр, кандидат медицинских наук, автор научных, научно-популярных, публицистических работ и статей. Второе образование "История искусства и этики" В 2011 г. в издательстве «Феникс», г. Ростов-на-Дону опубликована историческая повесть «Дмитрий Донской». В 2015 году в издательстве "Алгоритм" вышла книга "Аттила - повелитель гуннов", позволяющая читателю увидеть историю Евразии, начиная с III века до н.э. В 2015 г. в издательстве "Алгоритм" вышла ещё одна книга автора: "Распад тюркского каганата".
Запись опубликована в рубрике История России с метками Дмитрий Донской, Золотая Орда, распад Золотой Орды. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий