Митрополит Алексий и Дмитрий Донской

 

Дмитрий Донской из титулярника

Дмитрий Донской из Титулярника

Три года минуло, как умер митрополит Алексий. Только сейчас понял Дмитрий, сколь велик был святитель Алексий для него и для Москвы. При нем он мог ошибаться, упрямствовать, поступать опрометчиво! Всегда было кому  поправить, предложить нужное решение.…  Великий князь Дмитрий Иванович Донской осознал  нелепость обид на митрополита и ревнивые чувства в отношении главенства в княжестве.

Сегодня ему, и только ему приходится отвечать за всё, что происходит в Великом княжестве Московском и Владимирском, Суздальском и Новгородском.  Среди бояр и удельных князей нет единства. Каждый  тянет на себя, предлагая свои, зачастую выгодные только им решения великокняжеских  проблем. В городе объявились тёмные людишки,  призывающие к сближению христианских церквей – латынской и православной. Не думают о том, что будет, когда латынские монахи хлынут в московские земли, обращая народ в свою веру.

После смерти Алексия некому   призвать народ к единению и вести за собой. Только православная Церковь является единственно объединяющей силой во всех русских княжествах. Разрушение её может обернуться великим несчастием для народа.  Орда во все времена жёстко стояла на пути латынян, не лезла в дела Церкви. Но будет ли восстановление порядка в Орде сегодня способствовать укреплению православной Церкви, столь необходимому теперь? Да и сможет ли ещё Тохтамыш действительно стать царём в Орде?», - эти размышления прервал слуга, сообщив о прибытии боярина Вельяминова.

Было время полудничать, и Дмитрий Иванович пригласил откушать  с ним окольничего Тимофея Васильевича Вельяминова. После казни его племянника Ивана они ещё ни разу не говорили  по душам. А мнение Тимофея Вельяминова Дмитрию представлялось весьма важным. Его высоко ценил митрополит Алексий и прислушивался к сказанному боярином. Несмотря на родственные чувства,  Тимофей Васильевич никоим образом не поддержал Ивана. Он и ранее выступал против союза с Мамаем. А потому хотелось Дмитрию услышать мнение многоопытного боярина о нынешней ситуации.

Они сидели за столом, подкрепляя полуденник медовым напитком.

- Тохтамыш из Синей Орды захватил Булгар и воцарился в Сарае…. Как утверждает его посланник Ильдар: «Для восстановления порядка во всем Улусе Джучи», - обратился  Дмитрий Иванович к боярину. – Как думаешь, Тимофей Васильевич, - это серьёзно?

- Говорят, отчаян и храбр Тохтамыш.  Воины у него крепкие. Потому и овладел он быстро берегами великой Волги чуть не до Нижнего Новгорода.  Татары охотно идут за ним, да и булгаре  поддержали Тохтамыша - признав царём, согласились платить выход, - был ответ Вельяминова. – За последние двадцать лет впервые в Орде такое, - добавил он.

- Может и станет он   царём ордынским, но Мамай  начал готовить большое войско! Что делать будем? Ведь племянник твой вкупе с Некоматом ратовали за союз с Литвой, Мамаем и латынянами. Через то и смерть свою принял...

- Знаю это, великий князь! И сейчас ещё много желающих признать Мамая царём ордынским…. Требуют выход ему платить. Даже многие отцы духовные за то.

- О них разговор отдельный. После того, как изгнал я  Киприана из Москвы, нет  мне от них поддержки! Ты помнишь случай с посланием Киприана из Киева игуменам Сергию Радонежскому и Феодору Симоновскому, что перехватили наши стражи: отлучил он меня и всех мне сочувствующих от церкви, предав анафеме, - задумчиво произнёс Дмитрий Иванович. – Я чаю, не одно такое  и не только им было  послание от киевского митрополита…

- После  Алексия не стало единства в Церкви…. И среди посадских брожение идёт. Сбивает кто-то народ с толку, - согласился Тимофей.

- Он при живом ещё отце Алексии считал себя митрополитом, чем вызвал гнев и возмущение народное! – взволнованный воспоминанием о Киприане, продолжил Дмитрий. – Как оказалось - правы мы были! Киприан   ближе князьям литовским, но не нам. Если его так ценят в Царьграде, почему же в Литве, где уже много лет обитает, латыняне приобрели большую силу? А что хорошего они дали Киеву, Минску, Смоленску, Чернигову?…  Фрязинов больше устраивает слабая и беспомощная Москва! – сделал заключение Дмитрий Иванович.

- Истинно так, великий князь! Многие бояр считают так же  и будут во всём тебе помогать! Ещё неизвестно, как сможет противостоять Мамай Тохтамышу. Если царевич действительно силён и татары встанут под его знамёна, то и фрязи не помогут темнику…. Думаю, надо нам спешно единиться с удельными князьями, призывая готовить воинов на случай беды.

- На кого из князей можем опереться?

- Большинство на нашей стороне будут, исключая тверского Михаила, Олега Рязанского, да ещё трех-четырех удельных. Даже Ольгердовичи – Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский, думаю, примут нашу сторону, а не брата  своего - Ягайло, с коим они теперь в худых отношениях.

- А тесть мой – Дмитрий Константинович – как думаешь, на чьей стороне будет? -  спросил Дмитрий.

- Весьма осторожен в поступках он, потому выжидать  станет, - после некоторого раздумья высказался Тимофей. - Но против дочери своей и внуков не пойдет, - уже увереннее заключил он.

 

Об авторе Сабит Ахматнуров

Ахматнуров Сабит Садыкович. Родился в г.Иркутске. Врач-психиатр, кандидат медицинских наук, автор научных, научно-популярных, публицистических работ и статей. Второе образование "История искусства и этики" В 2011 г. в издательстве «Феникс», г. Ростов-на-Дону опубликована историческая повесть «Дмитрий Донской». В 2015 году в издательстве "Алгоритм" вышла книга "Аттила - повелитель гуннов", позволяющая читателю увидеть историю Евразии, начиная с III века до н.э. В 2015 г. в издательстве "Алгоритм" вышла ещё одна книга автора: "Распад тюркского каганата".
Запись опубликована в рубрике История России с метками Дмитрий Иванович Донской, Митрополит Алексий. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий