К вопросу о преемственности в образе жизни скифов, гуннов и тюрков

К концу XI в. половцы (кипчаки, куманы) уже доминируют в степях Северного Причерноморья до Дуная. Северная граница «Поля Половецкого» проходила на Левобережье – в междуречье Воркслы и Орбели, на Правобережье – в междуречье Роси и Тясмина. На юге включала северокавказские, приазовские, крымские и причерноморские степи[1].

За 200 лет обитания в восточно-европейских степях образ жизни и быт кочевников половцев мало менялся. Археологи находят те же захоронения по типу «трупоположения» с оружием и трупами животных. Над могилами умерших ханов насыпали курганы из камня, земли, возводили святилища с каменными статуями. Но половецкие статуи отличаются хорошим качеством резьбы, моделировки человеческой фигуры. Найдены стоячие, сидячие, поясные изображения с руками и без рук, с фоном и без него. Вот что писал о таких статуях Гильом де Рубрук в XIII в.: «…Команы насыпают большой холм над усопшим и воздвигают ему статую, обращенную лицом к востоку и держащую у себя в руке перед пупком чашу»[2].

Модель котла на конусообразной ножке из царского кургана Аржаан-2 в Республике Тыва. Стенки сосуда покрыты резными изображениями барана и хищника, к основанию ножки прикреплена цепочка для подвешивания к поясу. Золото. Литье, резьба, пайка, плетение. Диаметр – 3,9 см, длина цепочки – 4,2 см. Середина I тыс. до н.э. Национальный музей Республики Тыва им. Алдан Маадыра. Фото  М.Чооду

Важно то, что статуи эти, как и найденные на берегах Енисея с особым положением рук и сосудом на животе напоминают древний скифский сюжет из легенд, приведенных Геродотом в 4-й книге девятитомной  «Истории», которые мы приводили выше. Согласно первой легенде, упавшие с неба золотые предметы - плуг с ярмом, секира и чаша - по согласию были переданы одному из сыновей Таргитая. Во второй легенде Геракл передал деве со змеиной нижней частью тела  для сыновей один из своих луков и пояс с золотой чашей, сказав, чтобы отдала их тому, кто сможет натянуть лук. Сыновей звали Агафирс, Гелон и Скиф. С задачей справился только младший Скиф, выполнив все, он остался жить с матерью: «…От него пошли цари скифов, а сами скифы и поныне носят чаши на поясах»[3].

К  тому же змеи и драконы, наряду с более поздним тотемом – волком,  занимали почетное место в сказаниях тюрок и, вероятно, пришли из древнейших легенд. И вряд ли можно назвать случайным совпадением то, что священным символом кочевников скифов и тюрок была чаша или миниатюрная модель котла, прикрепленная к поясу. Это скорее, преемственность в традициях и культуре одного народа.

В половецком захоронении середины XIII в. у села Заможное в Украине обнаружены останки мужчины возраста 40 – 50 лет, мощного телосложения и ростом 180 см (Н.М. Куприй, 1990). Одет он был в богатый кафтан, украшенный цепочкой из электровой проволоки. Найдены три шёлковых пояса, золотые перстни, а в правой руке зажат символ власти – золотой стержень из кручёного золота. По левую сторону от покойника лежало оружие: сабля, колчан со стрелами, костяное  налучье, нож для правки стрел, щит, кольчуга и шлем. В состав погребального инвентаря входили также: ресало в шёлковом мешочке, серебряная позолоченная курильница[4].

Такие же высокие сапоги носили древние скифы и саянские кыргызы задолго до начала нового летоисчисления. Можно предположить, что одежда кочевых обитателей Великой Степи, их символы мало менялись от скифских времён до половцев.  А то, что Н.М. Куприй назвал курильницей, была, вероятно, священная для кочевника чаша.

 

(Отрывок из книги Сабита Ахматнурова «Кочевники Евразии: от ариев до Золотой Орды». М.: Родина, 2019).

 

[1] Толочко П.П. Кочевые народы степей и Киевская Русь. СПб.: Алтейя, 2003. С. 91.

[2] Карпини Джованни Плано, Рубрук Гильом де. Путешествия в Золотую Орду. М.: Эксмо, 2017. С. 173.

[3] Геродот. История в девяти книгах. Кн. IV «Мельпомена» / пер. с греч. Ф.Г. Мищенко. М., 1888. Режим доступа http://www.globalfolio.net/monsalvat/frsdominus/statiibook/tomyris/tomyris01.htm.

[4] Куприй Н.М. Погребение знатного половецкого воина на берегу Утлюкского лимана // Проблемы исследования памятников археологии Северского Донца. Луганск, 1990. С. 143 – 144. // Цит. по Толочко П.П. Кочевые народы степей и Киевская Русь. СПб.: Алтейя, 2003. С.96 - 98.

 

Об авторе Сабит Ахматнуров

Ахматнуров Сабит Садыкович. Родился в г.Иркутске, живет в таежном поселке на западном побережье Байкала в Иркутском районе. Автор научно-популярных, публицистических и художественно-исторических книг. В 2011 г. в издательстве «Феникс», г. Ростов-на-Дону вышла первая историческая повесть «Дмитрий Донской». В 2015 г. книга "Аттила - повелитель гуннов", изд. "Алгоритм", где в форме повествования изложена история гуннов от начала первой империи Хунну в III в. до н.э, до распада европейской державы Аттилы в V в. н.э. В 2015 г. в издательстве "Алгоритм" вышла историко-публицистическая работа "Распад тюркского каганата". В 2017 г. новая книга - "Казаки Золотой Орды", изд. "Алгоритм". В том же 2017 г. дополнительно изданы: "Гунны. Начало истории"; "Великий гунн"; "Дмитрий Донской" в Ridero. Сторонник евразийской истории возникновения России с корнями ее в Золотой Орде и предшествовавших ей государств Евразии, начиная от скифских царств, империи гуннов.
Запись опубликована в рубрике История Евразии с метками кочевники, священная чаша, скифы, тюрки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.