Аттила в начале пути (отрывок из книги “Великий гунн”)

 

 Аттила. Венгерский музей

Аттила. Венгерский музей

  Прошёл год с того дня, как братья стали правителями гуннов и поклялись перед Вечным Небом быть верными завещаниям предков. Из Константинополя в Ставку прибыл посланник с поздравлениями и согласием продолжения ежегодных  выплат  золота в обмен на охрану границы Восточной империи от вторжений. И пока это удавалось, что свидетельствовало об авторитете братьев среди  племенных вождей, которые не решались на несанкционированные грабежи ромейских провинций.  Вот только отношения между самими братьями, и ранее бывшие не простыми, ещё более усложнились…

     Бледа, будучи на два года старше всегда стремился подчеркнуть главенство. Он родился в Год Обезьяны и, казалось, весь состоял из противоречий, хотя и умел компенсировать недостатки умением находить компромиссы во взаимоотношениях с окружающими, но только не с братом.  Если в детстве приоритет старшего не оспаривался, то с годами возраст уже не давал преимуществ. Вступили в силу другие факторы, в том числе личностные особенности,  сила, ловкость и знания, которые у младшего брата оказались, по крайней мере, не хуже. Более того,  во многом Аттила превосходил Бледу. Их отец погиб, когда они были маленькими и воспитывались братья в семье дяди Ругиллы. Аттила, как младший обязан был подчиняться Бледе, но с годами это давалось всё труднее. Часто, по его мнению, старшему брату незаслуженно воздавались почести и отдавались предпочтения. А чтобы добиться похвалы младшему приходилось превосходить Бледу чуть не во всём, будь то верховая езда или стрельба из лука. Это же касалось и занятий греческими науками с Орестом, где Аттила, рожденный в Год Змеи, обладая целеустремлённостью и настойчивостью, достиг более значимых  успехов в сравнении со старшим братом; проницательный римлянин сразу отметил способности Аттилы и ставил его в пример Бледе, чем вызывал неудовольствие последнего, привыкшего к другому отношению. Но Орест требовал прилежания в учебе и был настойчив в требованиях, а другие, тем более  внешние особенности братьев его никак не впечатляли.

    Особенно болезненные переживания появились у Аттилы в пору юности, когда возникли первые чувства к девушкам, а те, как правило, обращали внимание на высокого красавца Бледу, не замечая коренастого и не очень симпатичного младшего брата. Вот тогда он действительно испытал настоящие душевные страдания! Девицы игнорировали Аттилу и, нередко,  со свойственной подросткам прямотой откровенно насмехались над ним. Их не волновали его успехи в науках и в воинских искусствах. Девушками руководили другие, неведомые юноше понятия

    Достигнув возраста воина, он погрузился в походную жизнь и практически не бывал в Ставке. Десять лет проведённые в боях и сражениях, закалили волю молодого Аттилы, возвысили не только в глазах соплеменников, но и во мнениях вождей славянских, германских и других народов, вовлечённых в могущественную державу гуннов. Что не менее важно, Аттила сумел утвердиться в самомнении, почувствовал собственную силу! С багатурами[i]   он побывал во многих землях, куда простиралась власть гуннов. На западе доходил до берегов реки Эльбы; на юге прошёл по северному побережью Понтийского моря[ii], дойдя до границ с Персией. В походе на восток он долго стоял на берегу великой реки Атил[iii] где жили его предки по материнской линии и взобрался с воинами на лесистые горы Урала, намериваясь идти в Сибирь, на Алтай. Но что-то остановило его и заставило повернуть назад к берегам Истра…. Как оказалось не зря! В главной Ставке собрались вожди и старейшины многих племен в ожидании окончания тяжёлой болезни престарелого кагана Ругилы.

    Из всех потомков великого Модэ братья оказались наиболее достойными и возглавили гуннов. Это действительно так! И он, Аттила знает, что, только объединив племена можно добиться согласия между ними! Для этого придётся подавить сопротивление  тех, кто так не считает и, возможно, даже уничтожить многих из их… Проведя годы в походах, он хорошо представлял, чем владеют гунны: знал, куда следует направлять посланников, а куда - воинов. Долгое время Аттила безуспешно пытался обсудить с Бледой действия по расширению границ и отношения с Константинополем. Его не устраивало, что ромеи привечали гуннских воинов, бежавших туда из корыстных побуждений или из-за каких-то конфликтов и даже преступлений. Перебежчики вливались в армию ромеев, способствуя укреплению её боеспособности, что не могло  не настораживать готовящегося к решительным действиям Аттилу. Но старшего брата более интересовали приемы многочисленных делегаций племенных вождей или посольств из Рима, Константинополя, других земель, наряду с охотой и развлечениями. Такая жизнь в столице тяготила Аттилу и неизвестно, сколько это могло продолжаться, если бы однажды не случилось событие изменившее ситуацию…

    Прибывшие в Ставку с Аттилой воины проводили дни в безделье и развлекались, как могли, в том числе пьянствуя. В одно из таких весёлых занятий подвыпивший начальник дружины гепидов[iv] Тотил предложил составить ему компанию проходившей мимо молодой женщине. Той женщиной оказалась Синельда – жена уважаемого гуннами кузнеца Тимерташа. Когда она отказалась, пьяный Тотил грубо схватил её за руку и, конечно же, услышал в ответ много «лестных» слов, получив крепкий удар по затылку, что его особенно возмутило. А женщина, далёкие прабабушки которой звались амазонками[v], могла ударить не хуже иного мужчины, тем более что Тотил и ростом был ниже её.  Он хотел было удержать Синельду, но за ту вступились случайно оказавшиеся рядом кузнецы. Произошла драка с применением оружия, которую удалось остановить лишь вмешательством отряда, охранявшего ханский дворец. Участников кровопролития взяли под стражу.  Для выяснения обстоятельств конфликта был немедленно созван Совет старейшин и находившихся в Ставке племенных вождей.  Ситуация складывалась непростая: игнорировать конфликт и забыть его невозможно, так как могли возникнуть и худшие инциденты, способные нарушить порядок и равновесие в союзной державе. Был приглашён Тимерташ, как муж женщины, из-за которой произошёл конфликт.

    Тотил, стоял рядом с конунгом Ардарихом в окружении вождей ругов и герулов, которые держались несколько обособленно от общей массы присутствующих. Многих, к примеру, антов они не считали  равными себе. Хотя до прямого противостояния, с тех пор как шестьдесят лет назад анты в союзе с гуннами и россомонами разбили Германариха,  не доходило, тем не менее, чувства взаимной неприязни скрывать удавалось не всегда.

    Находясь в кругу своих, Тотил держался гордо и уверенно, оглядывая присутствующих, пока не увидел кузнеца…

    Тимерташ вошёл в компании старейшин трех древних родов - они занимали  самое высокое положение во властной иерархии гуннов. Хотя и редко кузнеца приглашали на Совет старейшин, но присутствовал он здесь далеко не первый раз и внешне мало чем  отличался от вельможных  соплеменников. Разве только одет был в короткий чекмень[vi] из кожи без рукавов подпоясанный широким поясом с золотой пряжкой, тогда как старейшины предпочитали длинные кафтаны. Что выделяло кузнеца, так это рост – его голова с пшеничного цвета волосами до плеч возвышалась над остальными, хотя и стоял, опустив её. Не любитель  быть в центре внимания, он не знал как вести себя в сложившейся ситуации.

    Нахождение Тимерташа среди представителей высшего гуннского общества в немалой степени озадачило Тотила… Конечно, ему известно сколь почитаемы кузнецы  среди гуннов, но  в сознании не укладывалось сравнение себя с начальником ремесленников. У гепидов  даже простой воин по статусу был много выше ремесленника или торговца, не говоря уже о командире дружины конунга, кем являлся он! Не меньшее удивление выражали лица его товарищей. Почувствовав недобрый настрой в отношении Тотила, они уже не были уверены в благоприятном исходе разбирательства. Лишь понимание силы, которая стояла за гепидами в количестве нескольких тысяч уважаемых Аттилой проверенных в боях воинов позволяла сохранять достоинство.

    Тяжелая дверь в конце зала открылась, и появились Бледа с Аттилой. Присутствующие замолчали. Братья прошли по возвышающемуся над полом настилу, покрытому красивыми персидскими коврами, к своим креслам. Бледа дал знак начинать одному из старейшин. Тот подробно изложил суть инцидента, сообщив в конце, что двое ремесленников умерли от ран. Это известие окончательно обострили ситуацию, так как до сих пор знали только о раненых... Оказалось, дело дошло до убийства! Поднялся шум.

     Бледа поднял руку, но далеко не сразу в зале успокоились…

    - Что скажет зачинщик драки, превратившейся в настоящий бой в центре Ставки?! – обратился он к германцу.

     - Я хотел лишь угостить женщину греческим вином, что привезли мы из похода. А то, что здесь сказано о грубом обращении с ней – неправда! Да, я взял её за руку, а в ответ услышал оскорбления, недостойные благородного воина! – оправдывался германец.

    - А что же ты хотел услышать? – раздражённо спросил Бледа.

    В зале засмеялись, но смех быстро затих, - все понимали серьёзность ситуации и разбираемого дела. Простого разрешения конфликта явно не предвиделось и неизвестно чем всё может закончиться.

     Вождь гепидов Ардарих решил за лучшее публично признать недостойным воина поведение Тотила, как заслуживающего наказания:

   - Настоящий мужчина обязан уважать женщину, хотя бы за то, что она  по воле Бога даёт нам жизнь! Для того чтобы Тотил понял эту, казалось бы, простую истину, мы определим на племенном совете, как наказать его.

    Шум возобновился! Было очевидно, что для большинства присутствующих такое простое решение явно будет недостаточным. Даже среди германских вождей возникли разногласия, но особенно угрожающим выглядело суровое молчание старейшин гуннов…

     Задумался и Аттила, в голове его неожиданно всплыли воспоминания далёкой юности, когда основная Ставка ещё располагалась на берегах Борисфена[vii], а дядя Ругила уже начал осваиваться на Истре.

    Тёплым летним утром Аттила отправился на реку, где увидел полоскавших бельё девушек и женщин из расположенного рядом россомонского селения. Они не обратили внимания на подростка, ведущего лошадь к реке. Многие, стоя в воде,  даже не прикрыли оголенных колен и, глядя на юношу, весело смеялись. Одна из них окликнула Аттилу, обращаясь на гуннском языке:

    - Эй, багатур, помоги нам, а мы уже найдем, как тебя отблагодарить!

    Девушки рассмеялись ещё громче.

   - Давай, давай! Ты сильный, – мы будем полоскать, а ты отжимай!

   - Может, и расцелуем тебя за это, - дурачились девицы.

   Он решил уйти подальше от расшалившихся молодок, но увидел среди них красавицу Синельду с пышными светлыми волосами, которые не скрывал и вышитый узорами платок.

    Девушка давно ему нравилась. На год – два старше его она являлась к нему во снах, где он «обнимал», «целовал» её в мягкие губы, не раз просыпаясь от необычных ощущений, за которые потом становилось стыдно. До сих пор не мог он решиться подойти к ней, тайком наблюдая за красавицей бывая в селении. Но теперь, когда ему – сыну Мундзука - следовало уйти, не обращая внимания на бойких девиц, возможность видеть полюбившуюся девушку вблизи пересилили робость юноши. Он подошёл, глядя только на Синельду не вполне осознавая, что будет делать в такой ситуации...

    - Ой! Смотрите, никак мальчику понравилась Синельда! – удивленно произнесла одна из женщин. – А ведь это племянник Ругилы?!  - уже с тревогой продолжила  она. – Давай-ка заканчивать, - стала торопить девушек старшая, не обращая внимания на юношу, уверенная, что тот не понимает их языка.

     Он же, в действительности не поняв её слов или не расслышав, продолжал стоять, улыбаясь... Только когда девушки отвернулись, усиленно полоща бельё, ему пришли в голову мысли о своей непривлекательности...

    С тех пор как начал задумываться о внешности, Аттила болезненно относился к проявлениям подобного отношения. Вот и теперь  в раздражении хотел было ускакать прочь, но в это время Синельда подняла голову и посмотрела на него бездонными, как небо глазами... Она ласково улыбалась, и в лице её он не видел и тени пренебрежения или снисходительности,  которые бы оскорбили чувства Аттилы. Неожиданно для себя взял из рук Синельды что-то из мокрого белья и стал неумело делать то, чего никогда раньше не делал – попытался отжать стекающую с него воду. Его поступок вновь развеселил девушек, и они уже без всякого страха обращались к нему, несмотря на увещевания старшой, только опустили подолы вышитых цветами платьев.

   Так познакомился он с той, которая, как оказалась, была невестой Тимерташа, бывшего на несколько лет старше него и вскоре вышла за кузнеца замуж…

    Воспоминания вихрем пронеслись в голове Аттилы и вернули его к действительности. Наблюдая за молчавшим кузнецом, подумал: «За такую красавицу как Синельда, он уничтожил бы всех, кто посмел хотя бы взглядом оскорбить её»! Тем не менее, принимать сторону сочувствующих кузнецу не стал; неизвестно что более – старая душевная рана или желание сохранить дружбу с Ардарихом заставило его подняться в защиту германца…

    - Считаю извинения конунга за своего воина достаточным, чтобы Тимерташ согласился их принять, - произнес он как можно спокойнее, чтобы не возбуждать иные мнения.Другое дело, насколько нас устроят меры, какие предпримет Ардарих, чтобы предотвратить подобные конфликты. Надеюсь, наказание будет соответствовать проступку и вождь нам его объявит.  

    В наступившей тишине, казалось, большинство поддержит это предложение. Но Бледа был иного мнения…

    - Два человека умерли от ран и оба они молодые кузнецы – наиболее почитаемые нашим народом ремесленники, без которых невозможно представить жизнь воина, – медленно проговорил он. – Даже от врагов мы защищаем в первую очередь детей, жен, и ремесленников, создающих оружие нашего могущества. Можем ли простить убийц, которые посмели поднять руку против  кузнецов в Ставке гуннов?!

    Споры возобновились, рассеяв последние надежды на скорое разрешение конфликта.  Смерть ремесленников, защищавших достоинство женщины, тем более жены уважаемого человека действительно не могла остаться безнаказанной. Было ясно, что никакие доводы  в защиту Тотила и его друзей не будут иметь значения. Старейшины не позволят разойтись, не приняв решения о наказании виновных. Оставалось надеяться на то, чтобы наказание не вызвало окончательного разрыва с гепидами.

    В результате всё же решили прервать совещание до выяснения непосредственных виновников причинения увечий, приведших к смерти.

    На следующий день продолжилось обсуждение конфликта. В итоге два воина, нанесшие раны умершим от них кузнецам, были приговорены к смерти. Тотилу удалось избежать самого сурового наказания, но при условии не появляться более в пределах главной Ставки. А во избежание дальнейших беспорядков отряды германских вождей под командованием Аттилы решили отправить в поход против непокорных бургундов.

    Аттила понял, что сегодня управляет Бледа. Его же мнение старейшины явно проигнорировали…. Единственно положительной стороной решения Совета оказалось то, что вожди гепидов, остготов, герулов и ругов ещё более прониклись к нему уважением, по-своему оценив заступничество.

http://web-kniga.com/load/velikij_gunn/2-1-0-164



[i]  Багатуры - богатыри в переводе с тюркского.

[ii] Понтийское море – древнее название Чёрного моря.

[iii] Атил, Адил, Идел, Итиль,Boolgar – древние названия реки Волга.

[iv] Гепиды – одно из многочисленных германских племён, ставших союзниками гуннов.

[v] Амазонки - легендарное племя женщин-воительниц, обитавших в Приазовье. По Геродоту от браков амазонок и скифских юношей произошли сарматы (савроматы).

[vi] Чекмень - мужской кафтан.

[vii] Борисфен – греческое название Днепра.

Об авторе Сабит Ахматнуров

Ахматнуров Сабит Садыкович. Родился в г.Иркутске. Врач-психиатр, кандидат медицинских наук, автор научных, научно-популярных, публицистических работ и статей. Второе образование "История искусства и этики" В 2011 г. в издательстве «Феникс», г. Ростов-на-Дону опубликована историческая повесть «Дмитрий Донской». В 2015 году в издательстве "Алгоритм" вышла книга "Аттила - повелитель гуннов", позволяющая читателю увидеть историю Евразии, начиная с III века до н.э. В 2015 г. в издательстве "Алгоритм" вышла ещё одна книга автора: "Распад тюркского каганата".
Запись опубликована в рубрике История гуннов с метками Аттила, Великий гунн, история гуннов. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий