Об истории Евразии

Предвзятое освещение исторических событий прошлого России, когда одни факты возвеличиваются, а другие откровенно замалчиваются, в значительной мере тормозит развитие идеологии Евразийства, которая за сто лет существования, несмотря на красивые заявления, так и не получила должного признания…

Сабит Ахматнуров

Рубрика: История Евразии, История России | Метки: идеология Евразийства, история Евразии, предвзятое отношение к истории России | 1 комментарий

Аттила о слабости римлян

- Он [Бледа – Прим. автора] с детства более предавался удовольствиям, нежели учился воевать, - перебил его Аттила. – Хотя, что же хорошего в пропитанной ложью жизни ромеев, живущих трудами рабов в которых стремятся превратить всех, кого называют «варварами»?! Они весь мир превратили в ярмарку, продавая и покупая не только необходимые вещи, но души людей! Ромеи лишь недавно  пришли к пониманию верховенства Духа Вечного Синего Неба, которому наши предки поклонялись тысячу лет, но пытаются теперь учить нас! А Бледа восхищается ими.

- Причём, Дух Неба, только в образе человека понятен ромеям, - заметил Онегез, удивлённый  глубиной мыслей хана, всегда считая его хорошим воином и стратегом, но не более. Хотя и видел, что Аттила сильно изменился с тех пор как сблизился с Орестом, сделав того первым советником. Его вопросы нередко ставили окружающих в сложное положение, так как для ответа требовались познания, которыми не отличались обычные воины.

Аттила молчал, размышляя о чем-то…

     - Я должен посетить горы у Священного моря[1], чтобы поклониться духам предков.  Там люди живут в согласии с Небом, Землёй и Водой. Они получают то, что хотят, не требуя много. Там Всемогущее Небо даёт жизнь и силу  тем, кого считает достойными великих дел.  Я хочу понять мир! Хочу знать, как должны люди жить? Чем должны руководствоваться?.. Мы всё время идём назад[2]. Что ищем там? И почему ромейская жизнь  начинает привлекать гуннов? – казалось, Аттила задавал вопросы себе, а не собеседнику. - Ромеи кичаться своими законами, но их законы разделили людей на богатых и нищих, на всевластных патрициев и бесправных рабов. Все помыслы ромеев заняты стремлением наживы и поискам удовольствий, получаемых за золото. В результате – богатые не могут себя защитить, а нищие не желают за них воевать! Они нашли выход: нанимают наших воинов для охраны, развращают их золотом, превращая, тем самым, в себе подобных. Надо всех гуннов поступивших на службу ромеям, возвращать силой и наказывать! Наказывать так, как они того заслуживают… – неожиданно перешёл Аттила от давней мечты посетить родину далеких предков к взаимоотношениям с ромеями. – Уже множество гуннов проживают в Константинополе, наряжаются в одежды ромеев, предаются их порокам!

[1] Здесь: Алтай и Саяны, Озеро Байкал. Гунны устраивали жертвоприношения духам (хозяевам) гор, лесов, воды, от которых, как считалось, зависит благополучие человека на земле.

[2] Запад.

Отрывок из книги  "Великий гунн". С.74.  https://ridero.ru/books/velikii_gunn/

Рубрика: История гуннов | Метки: Аттила, Великий гунн, история гуннов | Добавить комментарий

Скифский феномен

В Великом княжестве Литовском шла напряжённая борьба за первенство между князем Ягайло и его дядей Кейстутом. Осенью 1381 года князь Остей, сын погибшего на Куликовом поле князя Дмитрия Ольгердовича, принял самое активное участие в захвате власти Кейстутом. Литва разделилась на две части: в Вильно властвовал  Кейстут, в Киеве – великий князь Ягайло. При этом  никто из них не забывал о Москве, там все острее становились разногласия между сторонниками союза с Литвой и приверженцами Дмитрия Ивановича. К тому же не было единства и в  русской православной Церкви.

Москва притягивала... Всё больше народа отправлялось в богатеющий город в поисках счастья. Привлекала она и людей недобрых!   Когда стало понятно, что Тохтамыш окончательно захватил власть в Орде и не оставит в покое ни один улус,  в том числе и литовские княжества, особенно остро встал вопрос: на чьей стороне будет Москва? В Литве прекрасно понимали, что князь Дмитрий  поддержал Тохтамыша с воцарением того на сарайский престол не для того, чтобы вдруг отказаться от союза с ордынским царем! Но знали там и то, что народ московский за время двадцатилетней ордынской «замятни» уже почувствовал вкус свободы, и зависимость от Сарая становилась в тягость.  Казалось, достаточно небольшого толчка, и Дмитрий не сможет препятствовать волеизъявлению людей! Многие знатные роды и значительная часть духовенства были не на стороне московского князя.

Князь  Остей не очень удивился, когда  к нему явился монах-францисканец с приглашением от монсеньора Борджио. Накануне князя представили тому во дворце Кейстута, и прелат говорил о желании видеть Остея у себя в гостях. Тем не менее приглашение заинтриговало князя: он не совсем понимал причину повышенного интереса высокого представителя римской Церкви к своей персоне и потому отправился на прием с  самыми разными предположениями...

- Рад видеть у себя достойного потомка великого герцога Ольгерда! –приветствовал его Борджио. – Я всегда восхищался умом и прозорливостью вашего деда, усилиями которого Литва стала великим европейским  государством. И о вас говорят как  о решительном  и храбром витязе,  воспитанном в лучших традициях.

- Благодарю вас, монсеньор, за столь любезные слова. Боюсь, вы слишком преувеличиваете мои достоинства. И у меня, как у большинства людей, ничуть не меньше недостатков. Я весьма далек  от идеала и преклоняюсь перед благородством и чистотой помыслов служителей Церкви,  - скромно ответил Остей.

- Ваш ответ лишь подтверждает слухи, - улыбнулся Борджио.

Про себя же отметил, что молодой князь действительно не лишен ума и хорошо воспитан.

– Вы правильно вспомнили о Святой Церкви. Дед  ваш принял учение Иисуса Христа и много сделал для  укрепления Церкви здесь, - продолжил прелат.

- Отец говорил мне об этом, но дед был православным христианином.

- Я с уважением отношусь к праву выбора Церкви, - вежливо заметил Борджио. – Православные люди - наши братья по вере.  Они лишь заблуждаются в некоторых её аспектах.

- Пусть так, но я не готов обсуждать вопросы веры! - решительно ответил князь, дав понять, что эта тема не вызывает у него интереса.

- Хорошо, хорошо, -  согласиться Борджио, - не стоит об этом! Во дворце князя Кейстута вы сказали, что в скором времени отправляетесь в свою отчину.  Кажется, это  Переславль-Залесский?

- Точно так, монсеньор!

- Меня, признаться, несколько удивили ваши намерения. Сегодня все стремятся в столичные города, где молодым людям представляется гораздо больше возможностей проявить таланты и занять достойное положение в обществе. Как долго вы собираетесь пребывать в своём городе?

- Не знаю, монсеньор, но в Вильно для меня нет определённого дела, а долго проводить время в праздности и развлечениях я не привык. Возможно, отправлюсь дальше, в Москву. Интересно посмотреть на жизнь московскую. Нынче только и говорят об этом городе! Хочу узнать причины  к ней интереса.

- Весьма достойное желание для молодого человека. Немногим более десяти лет назад и я, с подобными размышлениями, отправился в земли Скифии, - задумался Борджио. - Вот только и сегодня вопросов не меньше! По истечению стольких лет у меня нет определённого представления о причинах происходящего здесь. Возможно, лишь кое-что начинаю понимать! Античный мир столкнулся со скифским феноменом

Поселок эпохи поздней бронзы на берегу одного из рукавов реки Катунь на Алтае. Реконструкция создана на основе результатов раскопок поселения Майма-XII, относящегося к ирменской археологической культуре позднего бронзового века, IX - VIII вв. до н.э. Национальный музей им. А.В. Анохина, г. Горно-Алтайск. Фото автора   

задолго до Рождества Христова. Уже тогда скифы славились оружием и военным искусством. А тысячу лет назад гунны совершенно потрясли Европу! В течение двух – трех столетий этот народ сумел  расселиться всюду. Мир узнал о великом царе гуннов  Аттиле! Не было силы, способной противостоять варварам. Лишь время останавливало завоевателей… Будто иссякала энергия, которая двигала ими!  Они легко перенимали обычаи других народов и, оседая на новых землях, становились похожими на коренных обитателей. Но проходило время, и на Востоке созревало новое  племя с неуёмной энергией, объединяющее народы вокруг себя. Под знамёнами очередного царя уже они повторяли  путь предшественников, потрясая мир!

- Выходит, варвары Батыя есть одно из звеньев феномена скифов?! - с удивлением заметил Остей.

- Вы правильно меня поняли. Прошу лишь заметить, что эти варвары, так же как их предки, обладали самым совершенным  на определённый исторический момент оружием! Да будет вам известно, что мечи древних скифов и гуннов по крепости не имели себе равных. А дальность стрельбы татарских луков и сегодня превышает
таковую в Европе! Об умении их воевать я уже и не говорю.

- Но Орда ослабела и вряд ли сможет противостоять цивилизованной Европе! – заметил Остей.

- Орда слабеет, это так. Но кажется мне, что в Скифии рождается новое племя, - задумался прелат.

- Вы полагаете, монсеньор, ныне Москва становится центром, из которого может начаться очередное нашествие скифов?! – немало удивленный рассуждениями  прелата, предположил  князь Остей.

- Именно так, сын мой! Орда слабеет, уступая Москве.  Боюсь, рождается сила еще более грозная и могущественная, нежели Орда. Поэтому и приветствую ваше желание отправиться туда. В Москве найдется дело проницательному молодому человеку. Я, в свою очередь, дам рекомендательные письма уважаемым людям. На их помощь вы сможете рассчитывать.

- От помощи не откажусь, монсеньор, - вежливо согласился Остей. – Надеюсь и сам на достойный  приём во дворце князя Дмитрия: к моему отцу он относился  с уважением. Батюшка сложил голову, воюя за московского князя.

- Ваш отец был храбрым воином! И я не сомневаюсь, что Дмитрий примет вас достойно. Тем не менее всегда лучше, когда можно опереться на большое число людей… Хочу дать совет вам как молодому человеку с серьёзными намерениями в жизни. Мы не можем предотвратить неизбежность исторического процесса. Это целиком в воле Господа! Но Бог даёт нам право принимать участие в   событиях и влиять  на их течение. Следует лишь помнить: кому многое дано, с того много и спроситься! Если верите в себя, в свои силы – действуйте! Помните, в моем лице вы всегда получите помощь Святой Церкви!

Немало озадаченный рассуждениями Борджио о Скифии, молодой князь Остей отправился в пределы Московского княжества в поисках  счастья и своего места в жизни... Из книги Ахматнуров С. "Дмитрий Донской" 

https://beta.ridero.ru/book/#!/5a2f509dd3bbec0600e22ae9/

https://www.litres.ru/sabit-ahmatnurov-12657680/dmitriy-donskoy/

https://ridero.ru/books/dmitrii_donskoi/

Рубрика: История Евразии | Метки: Дмитрий Донской, история Евразии, Наследники Золотой Орды, рождение Московской Руси | Добавить комментарий

Древнейшая цивилизация Сибири

Искусство и технологии производства в Сибири 2500 лет назад, вопреки утверждениям сторонников западного (проевропейского) вектора развития России, стояли на более высоком уровне таковых не только ее центральных черноземных областей, но и Европы. Ярким подтверждением этому служат археологические находки. И вовсе не случайно восточные завоеватели в Европе, начиная со скифов, сарматов и гуннов, неизменно побеждали аборигенов, оседали там на постоянное жительство и стимулировали их развитие. Поэтому, вероятно, в языках англосаксов масса слов, имеющих одинаковое звучание и значение, например, с тюркскими. Так, слова, связанные с языком say, tell, teeth в переводе с английского и татарского соответственно означают - говорить, язык, зубы[1].

Для военной победы требуется не только лучшее оружие, но крепкое тыловое обеспечение и снабжение войск, доставляемое, в т.ч. приемлемыми для этого средствами передвижениями. Если кто помнит, даже четырехколесные телеги впервые были созданы умельцами Саяно-Алтая! И, конечно же, не было никаких «бесчисленных полчищ кочевников», как любят изображать завоевателей степняков с востока историки, там не могло жить и не живет много людей. Но были хорошо вооруженные, организованные и умелые воины! Их называли ордами скифов, сарматов, гуннов, тюрков, татаро-монгол, а сегодня – русскими. Боялись их в Европе и боятся ныне, приукрашивая любые, даже самые незначительные победы европейцев, умалчивая о поражениях.

Самым большим достижением европейцев я бы назвал воспитание у русского народа презрительного отношения к предкам. В т.ч. для этого непрестанно требуя от него «покаяния за их злодеяния». Исключением стали легендарные герои, подобные Илье Муромцу или Евпатию Коловрату, якобы победивших поганых с востока.  И в Татарстане до сих пор не могут определиться с тем, кем для их предков в разгромленной ханом Бату Волжской Булгарии были татаро-монголы – захватчиками или одними из тех, кто позже участвовал в формировании этноса современных татар Поволжья.

Вот фотографии, свидетельствующие о величии древней цивилизации Сибири, начиная от скифских времен. А в том, что это цивилизация, сомневаться не приходится. Начнем с того, кто жил в предгорьях Сяно-Алтая три тысячи лет назад.

 Поселок эпохи поздней бронзы на берегу одного из рукавов реки Катунь на Алтае. Реконструкция создана на основе результатов раскопок поселения Майма-XII, относящегося к ирменской археологической культуре позднего бронзового века IXVIII вв. до н.э.

Национальный музей им. А.В. Анохина  г. Горно-Алтайск. Фото автора

Если внимательно всмотреться в реконструкцию древнейшего поселения на Алтае, мы увидим сильных, уверенных в себе людей, в т.ч. светловолосых и голубоглазых. Такое же впечатление мощи и величия оставляют  золотые украшения и оружие из «царской могилы Аржаан-2», обнаруженные в начале XXI века российско-германской экспедицией в кургане Пий-Хемского района Республики Тыва.

Золотая шпилька с навершием в виде стоящего оленя – украшение головного убора или прически царицы. Скульптурная фигурка стоящего как бы «на цыпочках» оленя тщательно проработана до мельчайших деталей, а стержень шпильки покрыт почти на всю длину гравированными изображениями различных животных.

Раннескифское время, I-е тысячелетие до н.э. Золото. Литье, резьба. Длина – 30 см.

Национальный музей Республики Тыва им. Алдан Маадыр. Фото и дизайн М. Чооду

[1] См. Приложение к книге «Казаки Золотой Орды», «Великий гунн».

Рубрика: История Евразии | Метки: евразийская цивилизация, история Евразии, скифы, тюрки | Добавить комментарий

Аттила и Аэций после победы над бургундами

Отрывок из книги "ВЕЛИКИЙ ГУНН"

   ...Когда Аттила услышал о единственной жене Аэция и двух его детях, он весело рассмеялся:

- Я знаю, что ваша вера запрещает многожёнство. Вероятно, поэтому римляне прелюбодействуют с чужими женами и проститутками. Но разве это лучше, чем иметь несколько жен? – задал он вопрос.

- Прелюбодейство порицается Церковью, и не все у нас грешны в том! –возразил Аэций.

- А ты никогда не обладал другими женщинами после женитьбы? – прямо спросил хан, не любивший двусмысленности в словах.

-  Ну… мне далеко до святости, – смешавшись, признался римлянин.

- Что плохого в том, что у сильного воина много жен? Когда дети гуннов рождаются от мужчины, способного содержать многочисленное семейство,  мы становимся только могущественнее! – продолжил Аттила. – Хуже, если у слабого человека рождается много детей от единственной женщины. Хотя и в этом случае дети есть благо для всех.

Неожиданно он замолчал, будто вспомнил что-то важное и обратился к Оресту.

-  Расскажи Аэцию, что у нас думают об обычаях семейной  жизни  ромеев, - предложил он секретарю.

Было понятно, они не раз обращались к этой теме, и Орест мог лучше Аттилы донести до римлянина представления о взаимоотношениях мужчин и женщин.

- С удовольствием, - с готовностью согласился Орест. – Только начну с небольшого экскурса в историю Великого Рима.

Друзья согласно кивнули, так как оба оставались трезвы, в отличие от большинства подгулявших военачальников веселившихся за столами, не обращая внимания на предводителей.

- Сотни лет владычества над миром сотворило над римлянами злую шутку! Они, не имея достойных противников, сами ослабли настолько, что р-разучились не только воевать, но перестают быть мужчинами. С-с-пасают пришельцы, которых римляне принимают. Наёмники сегодня составляют основу римской армии. П-п-пришельцы же занялись образованием и наукой, поддерживая величие Рима! Сегодня там, так же, впрочем, как и в Константинополе, успеха достигают люди, родившиеся от браков дочерей патрициев с теми, кого они называют варварами. Это уже ни для кого не секрет и воспринимается вполне обыденно.

- Не хочешь же ты сказать, - возразил Аэций, - что ныне все достойные римляне рождены от пришельцев!

- Нет, великий римлянин, не все! - спокойно возразил Орест.

Сохраняя спокойствие, Орест говорил, не заикаясь. Только иногда становился заметным его недостаток.

- Я г-говорю лишь о тенденциях, которые на протяжении поколений  прослеживаются там и с каждым годом становятся все очевиднее.

Он замолчал на мгновение, но Аэций и Аттила продолжали смотреть на него, как бы предлагая продолжить. Было очевидно - римлянина заинтересовали слова Ореста.

- Сегодня только историки вспоминают о былой славе римских легионов и кому как не тебе, Аэций, знать, что современные римляне в большинстве своём не способны воевать вовсе. За них это делают другие. Потому и количество мужчин в Риме сравнялось с женским населением. Отсюда, вероятно, и закон единобрачия! В ином случае: где взять женщин?

- Того и гляди введёте законы многомужества для женщин, которых может стать меньше мужчин! – засмеялся Аттила, перебив Ореста. – Иначе вашим воинам придется жениться на юношах! К тому же гуннам нравятся надменные римские женщины, которых приходиться укрощать, словно молодых кобылиц.

- Ты женщину сравниваешь с лошадью! – возмутился было Аэций.

- Возможно, да. Но кому как не тебе должно быть известно, что для гунна лошадь наиболее почитаемое существо! - парировал замечание Аттила. – А то, что римлянки избалованы и изнежены, - совершенно определенно. Но они нравятся гуннам, - откровенно добавил он.

- Разрешите продолжить? – терпеливо дожидался Орест.

Полководцы согласились, так как действительно не могли объяснить причин, почему грубые мужчины совершенно теряли голову от римских красавиц. И, что особенно трудно объяснить: почему этим красавицам часто приходились по душе те, кого называли варварами?

- В этом суть божественного предначертания женского и мужского начала в человеке, как и во всём живом мире. Нежность и красота нуждаются в покровительстве силы, пусть даже внешне не очень красивой! Сами посудите: что толку в том, что сближаются два красивых, но слабых  существа? Хотя… ничуть не лучше другое – близость двух сильных существ непременно вызовет противостояние между ними, - продолжил Орест.

- Но сила ума далеко не всегда соответствует физической силе! – возразил Аэций. - Тупой громила не может победить умного воина! По крайней мере, так редко бывает.

- Я согласен! Так же как не должен любить глупую к-красотку умный мужчина. Я имею в виду  настоящую любовь, а не похоть, - заметил секретарь. – Хотя бывают исключения.

- Таким образом, будущее за людьми умными и сильными! Что ж,  с этим трудно спорить, -  согласился Аэций. В таком случае, вы даёте нам силу, а мы, в свою очередь, даём…  знания и красоту?

Он сумел удержаться, чтобы не сказать «ум», понимая вероятность принятия этого как оскорбления.

Орест прекрасно понял патриция и заметил:

- Я бы не стал так уверенно говорить о превосходстве римского ума, - вежливо ответил секретарь, - но совершенно верно предположение относительно знаний. Рим использовал знания греков, не создав новых. Так же не стоит забывать, определённые знания и умения у скифов выше римских, в том числе в производстве оружия и средств передвижения на четырёх колёсах, позволивших завоевать им полмира! Что ж к-касается к-к-красоты, это понятие относительное. Красивые женщины из гуннских, антских, россомонских, германских и других племен не менее привлекательны римских женщин! И очень многие черноокие р-римлянки не прочь быть похожими на светловолосых северных красавиц.

- В отношении красоты скифских девушек я должен согласиться, - сказал Аэций, обращаясь к Аттиле. – Когда-то и тебе нравилась россомонка! Кажется, её звали Синельда?

Синельда, - нахмурился Аттила, явно не желая продолжать об этом.

- Что с ней?

- Вышла замуж за кузнеца, - нехотя ответил хан.

Было заметно, по истечению многих лет воспоминания о ней болью отдаются в душе Аттилы. Что это было - любовь или уязвлённое самолюбие  не смог бы, наверное, сказать и сам Аттила! Только напоминание о Синельде ему не понравилось, и он не желал продолжения этой темы.

Тем временем гости изрядно «устали» от еды и выпитых напитков, что обеспокоило Аэция. Предстояло отправляться обратно. Оставаться на ночь в лагере гуннов, не входило в его планы, а зимнее солнце недолго освещает землю. Он дал знак помощнику оповестить об окончании пиршества, поблагодарил  Аттилу за приём и стал прощаться, обещая продолжить беседу в другой раз. Обратные сборы оказались долгими и проходили в непрестанных прощаниях успевших подружиться воинов. Хозяева без лишних церемоний собственноручно  помогали гостям облачиться в доспехи, на что те отвечали словами благодарности. Складывалась почти идиллическая картина братания людей, которым суждено навеки остаться друзьями… Сборы закончились, и римляне не без помощи провожавших взгромоздились на коней. Аэций и Аттила обменялись крепким рукопожатием. Он был под впечатлениями от встречи с товарищем, которого не видел более десяти лет и понимал, что произошло что-то важное в человеке, которого, казалось, хорошо знал: чувствовалось что-то неуловимое, не поддающееся объяснению.

Они во многом схожи, умны, талантливы, полные честолюбивых планов. Аэций мечтал о верховной власти в Западной Римской империи, Аттила - видел себя повелителем племён и народов от далёкой родины предков на востоке до тех земель на западе, куда могут ступить копыта гуннских коней. Никто ещё не знал, что скоро им предстоит стать врагами!

Полную версию книги можно скачать по ссылкам: https://www.litres.ru/sabit-ahmatnurov-12657680/velikiy-gunn/chitat-onlayn/

 

Рубрика: История гуннов | Метки: Аттила, Великий гунн, история гуннов | Добавить комментарий

Участие казаков в создании Московии

С распадом Золотой Орды в русских княжествах возникает острая необходимость в постоянных войсках, способных отражать набеги отдельных орд из осколков былой империи и противостоять усиливающейся агрессии литовских князей. Организацию постоянной армии московского государства связывают с началом княжения великого князя Василия Васильевича II Тёмного (1415 – 1462). При нём были образованы приказы для ведения делами княжества. В их числе Иноземный приказ, ведавший также и делами служилых казачьих войск, которые появились в середине XV века на границах Рязанского, Мещерского, Северского княжеств и несли службу по особым договорам.

Нашлась категория местного населения, отвечавшая условиям несения постоянной воинской службы, – боярские дети. Это дети обедневших или обезземеливших бояр. Они не принадлежали к разряду холопей и не обязаны были платить налоги, а принадлежность к свободному населению лучшим образом отвечало условиям привлечения их в постоянные нарочитые войска[1].

Другой категорией людей, соответствующих воинскому предназначению, стало множество татарских князей, кто со своими людьми из-за ордынских междоусобиц и гонений на веру предков со стороны правителей, принявших в XIV веке ислам в качестве государственной религии, переходил на службу русским князьям. Нечто подобное происходило в казачьих станицах. В обстановке безвластия к казакам присоединялись татарские отряды, не желавшие мириться с творившимся беспределом.

После смерти в Литве великого князя Витовта Рязань стала ориентироваться на Москву, признав ее старшинство. На границе с Московским княжеством возникло политическое образование Мещерский Юрт. «… Мещерский Городок и прилегающая к нему территория (будущее Касимовское ханство) располагались в той части Рязанского княжества, которая носила название «Мещерские места», «Мещера». Ее статус в договорных грамотах оговаривался особо. В 1437 г. в Золотой Орде произошел очередной переворот. Сарайский хан Улуг-Мухаммед был лишен престола Кучук-Мухаммедом… Василий II, будучи в это время великим князем московским, решил выйти из повиновения сюзерену, которому был обязан ярлыком, и выдворить хана за пределы Московского великого княжества. Его поход против Улуг-Мухаммеда закончился успешно, и 26 марта 1445 г. Василий II вернулся в Москву»[2].

    Летом того же 1445 г. Улуг-Мухаммед посылает на московского князя своих сыновей Махмуда и Якуба с войском: «…7 июля, в битве с сыновьями Улуг-Мухаммеда русское войско было полностью разгромлено, а сам Василий II, князь Михаил Андреевич и множество других князей, бояр и детей боярских попало в татарский плен…»[3].

В октябре хан отпускает Василия II и других пленников в Москву. Вероятно, одним из пунктов устной договоренности между Улуг-Мухаммедом и Василием была раздача русских городов «в кормление» татарам. Об этом свидетельствуют более поздние данные. Так, в феврале 1446 г. Дмитрий Шемяка обвинил Василия II в то, что тот привел на Русь татар: «…Чему еси татар привел на Рускую землю, и городы дал еси им, и волости подавал еси в кормление? А татар любишь и речь их паче меры, а крестьян томишь паче меры без милости, и злато и сребро и имение даешь татаром» [ПСРЛ, 4, 1915, с.443] [4].

Одним из них был сын Улуг-Мухаммеда, царевич Касим, которому и достался своеобразный «удел» Мещерский Городок на Оке.

    Татары или казаки наполнили московские улицы и предместья, сказать непросто. А.А. Гордеев о появившихся тогда в пределах Москвы казаках написал: «…На Москве зазвучала татарская речь, и складывалось впечатление, что она наполнилась татарами»[5].

Н.М. Карамзин называл их татарами[6].

    Выделение Городца царевичу Касиму было спсобом откупиться от Улуг-Мухаммеда.  Дань в Касимов платилась наравне с данью в Крым, в Астрахань, в Казань, как раньше платили русские княжества дань в Золотой Орде. То есть Касимовское ханство выступает как еще один наследник Золотой Орды, в совокупности с Большой Ордой, Крымским, Казанским, Астраханским и Сибирским ханствами[7].

И так, в Мещерский Городец с ордынским царевичем Касимом пришла масса татарских воинов, которых именовали городецкими или городскими казаками. Их потомков и будут называть  мещерскими татарами или мишарами.

     Нечто подобное наблюдалось при переездах на новое место жительства татарских царевн (малик). Уже упоминалось о гвардейцах ногайской царевны Сеюмбике, известных как «эчкенекелэр», или казаков внутренней службы в Казанском ханстве[8].

    Другой сын Улуг-Мухаммеда, царевич Махмуд стал первым ханом Казанского ханства[9].

Постепенно, с усилением Московского княжества зависимость формирующегося русского государства от Большой Орды, обусловленная ситуацией 1445 г., снижалась, но московское правительство не упразднило Касимовское ханство. Касимовские правители использовались как претенденты на престолы других татарских ханств, а их воины привлекались для проведения экспансионистской политики Москвы. «…  На «казанской украине» и на Волге сторожевую службу и «поручили» касимовским татарам («городецким казакам»), т.е. отрядам касимовских султанов, стоявших в Городце (Касимове). «Городецкие казаки» не только охраняли границу и перехватывали посольства из Казани в Крым и обратно, но и сами предпринимали нападения на татарские «улусы»[10].

    Как можно заметить, Московия медленно, но верно становилась политическим наследником Золотой Орды, к чему и стремилась русские князья. Под пеленою Золотой Орды возрастало Русское государство[11].

К 1480 г. Москва окончательно осознала все плюсы нахождения на службе представителей золотоордынской династии. Об этом свидетельствует и грамота Ивана III к крымскому хану Менгли-Гирею, где русский государь предлагает в случае каких-либо неприятностей на родине хана убежище в Московском государстве[12].

    Стоит отметить, американские историки Э.Кинан, Я.Пеленски, О.Прицак, Р.Пайпс, Д.Островски и др. историю позднезолотоордынских государств рассматривали в тесной связи с происхождением российской государственности. В работах этой группы историков был выдвинут тезис о принадлежности Московии XV–XVI вв. к системе государств-наследников Золотой Орды и ее причастности к татаро-монгольской политической культуре[13].

    Получается, американские историки поддержали идеи великих русских евразийцев начала прошлого века об ордынских корнях Московской Руси, а в современной России продолжают их игнорировать, хотя и у нас было немало исследователей, кто писал о том же: «…Стремление Москвы овладеть землями Джучиева Улуса и таким образом стать наследницей этого государства достигло своего апогея к середине XVI в. Взятие Казани в 1552 г. и подчинение Астрахани не остановили московское правительство. На очереди стоял Крым»[14].

Русским евразийцам Россия представлялась не продолжением Киевской Руси[15], а как наследница великих ханов, где сочетались оседлая и степная стихии. В её истории тюркские (туранские) племена играли первоначально гораздо более значительную роль, чем восточные славяне[16].

Казаки стали главной воинской силой в растущем Московском государстве. Вопрос, сколько в их предках было от тюрок огузов (гузов, торков), берендеев, половцев, черкасов, хазар, татар, а также других степных народов и сколько от древних русов, остаётся открытым. Но никого из перечисленных народов не назовёшь исключительно земледельцами и горожанами. Из вождей кочевников и русов формировалась воинская аристократия Московии!

На наследство Золотой Орды претендовала и Османская империя со своими интересами в Крымском, Казанском и Астраханском ханствах, а также Великое княжество Литовское с Польским королевством. Попытки Литвы захватить Москву предпринимались неоднократно, и совсем неслучайно в 1382 году московских мятежников возглавлял литовский князь Остей, «случайно оказавшийся в Москве»

  Для нас важно, что касимовских татар называли городецкими казаками. Авторы Казачьей энциклопедии причисляли городецких казаков к тем, кого впоследствии именовали городскими казаками: «…Вероятно, к городовым можно причислить и тех казаков, которых летописи и акты середины XV в. называют городецкими или рязанскими»[17].

    Городецкие и рязанские казаки стали первыми служилыми казаками Московии. Их же называли служилыми татарами, служилыми людьми. И здесь начинают проявляться явные несоответствия в освещении истории казаков и татар времен распада Золотой Орды. Вот что писал А.А. Гордеев: «…Каждый хан, уходя из-под власти Главного хана, уводил с собой племенной состав и часть войск, в числе которых значительное количество было казаков. К началу XV столетия, по историческим сведениям, которые до последнего времени составляют загадку для историков, во всех образовавшихся ханствах были казаки. Казаки были при ханах Астрахани, Сарая, Казани и в значительной части при крымских ханах»[18].

По записям «Иноземного Приказа» в 1444 г., ещё до пленения великого князя Василия II татарами, казаки отражали нашествия царевича Мустафы, вторгшегося в пределы Рязанского княжества: «…С одной стороны наступили на него воеводы московские с конницею и пехотою, вооруженною ослопами, или палицами, топорами, и рогатинами; с другой рязанские казаки и мордва на лыжах, с сулицами, копьями и саблями»[19]. То есть в Рязанском княжестве уже служили казаки. И это не удивительно, если вспомнить, что после Тимурова погрома в 1395 -1396 гг. с Дона на север устремилась масса казаков.

А.А. Гордеев называл три категории постоянных служилых войск  Московского государства. Первую категорию составляли части «городских казаков» из бездомного люда, бежавшего из ордынских владений. Они находились в полном подчинении местных князей и воевод, несли службу по охране внутреннего городского порядка и дозорную – по охране границ со стороны Поля. Часть их составляла войска личной княжеской охраны. Вторая категория служилых войск состояла из казачьих войск, поступавших на пограничную службу окраинных русских княжеств, Рязанского и Мещерского, и состояла под властью этих правителей. Третью категорию постоянных войск составляли части так называемых боярских детей[20].

Во второй половине XV века о казаках Золотой Орды практически перестают упоминать. Часть их перешла в Литву, в Крымское ханство, большая часть – в Московское государство, в т.ч. в Касимовское ханство. Исключением были оставшиеся независимыми казаки на Нижнем Дону, в  Приазовье и на Северном Кавказе.

В 1460 г. прекратила деятельность и Сарско-Подонская епархия, перенесенная в Москву где епископ Вассиан учредил кафедру в Крутицах. С тех пор владыки стали именоваться архиепископами и митрополитами  Крутицкими, сохраняя старый титул епископов Сарайских и Подонских. Москва официально становится центром, откуда осуществляется руководство духовной жизнью православных казаков. Это политическое решение иерархов Церкви недооценивается историками, но свидетельствует о многом, в первую очередь о переносе духовно-культурного центра большей части казаков и татар-христиан из Сарая в Москву.

После смерти Василия II в 1462 г. великим князем Московским становится Иван Васильевич III, продолживший организацию постоянного войска.  Уже в 1467 г. его войска под командованием казачьего атамана Ивана Руды захватили Казань, но вынуждены были ее оставить. И значительную, если не большую, часть его войска составляли казаки, или татары на службе Московского князя.

В 1470 г. Иван III направляет войско для покорения Новгорода.

«…14 июля московские воеводы, несмотря на огромную разницу в числе войска (у них было немного более 4 000, а у новгородцев до 40 000), решились вступить в битву: ратники их переправились через реку и ударили на новгородцев, которые не выдержали натиска и побежали; по новгородским же известиям, новгородцы прогнали москвичей за Шелонь, но западная рать татарская внезапно ударила на них и решила дело в пользу войск великокняжеских»[21].

Сергей Михайлович Соловьев назвал западную рать, решившую исход битвы, «татарской». Но мы уже видели, не было особой разницы между служилыми татарами и  служилыми казаками Москвии тех времен. Важнее то, что бывшая ордынская конница даже при значительном превосходстве сил противника способна была решить исход боя в свою пользу. Не могли новгородские дружинники из крестьян и ремесленников противостоять профессиональным воинам из кочевников[22].

С началом правления Ивана Васильевича IV, прозванного «грозным» или «ужасным», заканчиваются основные реформы внутреннего порядка и вооруженных сил. В 1552 г. армия «нарочитых» войск составляла: 20 000 царского полка, 20 000 стрельцов, 35 000 конница боярских детей, 10 000 дворян, 6 000 городских казаков, до 15 000 донских, гребенских и яицких казаков и 10 000 татарской конницы[23].

Личность Ивана IV Грозного, его вклад в строительство Московского государства по-разному оценивается историками. Одни клеймят его тираном и душегубцем, другие называют великим русским царем. Так, Вячеслав Манягин считает, что Иван Грозный был выдающимся мыслителем и правителем, который своими решительными действиями сумел подавить заговор части правящей элиты, ориентированной на подчинение России католической Церкви и Западу. Последствия Смутного времени были бы для России гораздо серьезнее, если бы Иван IV не ослабил влияние западников, уничтожив верхушку самых активных сторонников перехода в подданство к польскому королю[24].

Важно и то, что отношение первого российского царя к казакам было разумным и терпимым относительно проявлений казачьей вольности. Тогда как после его смерти грубые попытки ограничить их волю во многом стали причиной поддержки казаками самозванцев, претендовавших на московский престол.

[1] Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. С. 71.

[2] ПСРЛ. 26. 1959. С.197; 4. 1915. С.454; Рахимзянов Б. Касимовское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 150 – 156.

[3] ПСРЛ. 15. 1863. С. 492; Новгородская первая летопись. 1950. С.426; Рахимзянов Б. Касимовское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 150 – 156.

[4] Рахимзянов Б. Там же.

[5] Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. С. 75.

[6] Карамзин Н.М. История государства Российского: в 4 кн. Кн. 2. Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. С. 293 – 360.

[7] Рахимзянов Б. Указ соч. С. 150 – 156.

[8] Глухов М.С. Нагайбаки — гвардейцы Сеюмбеки //Татарская электронная библиотека.

[9] Бахтин А.Г. Образование Казанского и Касимовского ханств. Йошкар-Ола, 2008. С.140, 231; Аксанов А. Казанское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв.   Казань, 2014. С. 146 - 150.

[10] Каргалов В.В. На степной границе: Оборона «крымской украины» Русского государства в первой половине XVI столетия. М., 1974. С. 37, 75; Рахимзянов Б. Касимовское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 150 – 156.

[11] Вернадский Г.В. Начертание русской истории. М. : Алгоритм, 2014. С. 315.

[12] СГГД. Ч. 5. С.2; Рахимзянов Б. Касимовское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 150 – 156.

[13] Петухов А.В. Восточная политика России в середине XVI в. в англо-американской историографии:  автореф. дис. канд. ист. наук. Казань, 2003; Булат Рахимзянов. Касимовское ханство // История Татар с древнейших времён в семи томах. Т. 4: Татарские государства XV – XVIII вв. Казань, 2014. С. 150 – 156.

[14] Сочинения князя Курбского. Т. 1. СПб., 1914. С. 238 – 240; Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией: вторая половина XVI – 30-е годы XVII в. М., 1963. С. 196 – 198; Зайцев И.В. Астраханское ханство; Ин-т востоковедения РАН. 2-е изд., испр. М. : Вост. лит., 2006. С. 172.

[15] О существовании легендарной Киевской Руси свидетельствует лишь один письменный источник «Повесть временных лет», а термин «Киевская Русь» входит в употребление, начиная с XVIII в.

[16] О туранском элементе в русской культуре // Евразийский временник / под ред. П.Н. Савицкого, П.П. Сувчинского, Н.С. Трубецкого. Берлин, 1925. С. 351 – 377; Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана: Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока. М.: Алгоритм; Эксмо, 2012. С. 218 – 242.

[17] Энциклопедия казачества. 2015. С. 122.

[18]Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. С.  74.

[19] Карамзин Н.М. История государства Российского: в 4 кн. Кн. 2. Ростов-на-Дону:Феникс, 1997. С. 328.

[20] Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. С. 75 – 76.

[21] С.М. Соловьев. История России с древнейших времен.  С. 165.

[22] Вот что значило для Московии привлечение ордынской (казачьей) конницы в формировании регулярных войск. И как называть знающих это современных историков, объявляющих тех татар врагами русского народа?!

[23] Гордеев А.А. История казачества. М.: Вече, 2014. С. 113.

[24] Иван Грозный. Государь  / сост. и прим. В.Г. Манягина; отв. ред. О.А. Платонов. 2-е изд. М.: Ин-т русской цивилизации; Родная страна, 2012.

Отрывок из книги "Казаки Золотой Орды"  см.https://www.litres.ru/sabit-ahmatnurov/kazaki-zolotoy-ordy/?lock_main=26119301&track=from_main

Рубрика: История России | Метки: Золотая Орда, Казаки, Наследники Золотой Орды, рождение Московской Руси | Добавить комментарий